Мнение судей Мосгорсуда Харитонова Д.М., Вишняковой Н.Е. и Лукьянченко В.В. об ограниченном праве должностных лиц ФССП на получение информации из Росфинмониторинга

Отправитель: Ирина Опубликовано: 2014-06-20 Просмотров: 2097
В рамках гражданского дела №2-1369/2013 Мещанского районного суда г.Москвы были заявлены требования в порядке ст.441 ГПК РФ, просила:
Признать незаконным решение заместителя директора Федеральной службы судебных приставов – заместителя главного судебного пристава РФ Игнатьевой Т.П., которая в порядке, не предусмотренном законом на дату составления (изготовления) оспариваемого документа 12/01-24-ТИ вмешалась в ход конкретного исполнительного производства о взыскании алиментов и возложила на главного судебного пристава Москвы Юсупова Ф.И. обязанность принять меры по недопущению направления запросов в Росфинмониторинг и его территориальные управления без наличия сведений в материалах исполнительного производства о легализации (отмываниии) должником доходов. В порядке ст.258 ГПК РФ просила суд обязать устранить в полном объеме допущенное нарушение прав взыскателя.
Признать незаконным бездействие Таганского РОСП УФССП РФ по Москве, который не получив имеющиеся в Росфинмониторинге сведения об операциях (сделках) с денежными средствами и (или) иным имуществом с участием должника Абрамова В.А., окончил сводное исполнительное производство №263/10/19/77 о взыскании алиментов в мою пользу, в рамках которого исполнялся исполнительный лист №2-532/2001 Кунцевского районного суда г.Москвы о взыскании алиментов на содержание дочери в размере ? части от всех видов заработной платы и (или) иного дохода.
В рамках указанного исполнительного производства судебный пристав-исполнитель направил запросы в МРУ Росфинмониторинга по ЦФО о предоставлении сведений об операциях с денежными средствами с участием должника. МРУ Росфинмониторига по ЦФО отказало в предоставлении сведений. 18.02.2010 судебный пристав-исполнитель привлек к административной ответственности МРУ Росфинмониторинга по ЦФО и его руководителя в виде штрафа в размере 50 000 рублей и 15 000 рублей соответственно.
10 ноября 2010г. по жалобе взыскателя заместитель директора ФССП – заместитель главного судебного пристава РФ Игнатьева Т.П. постановлением №5851/10(20)-АЖ/01-1130 возложила на руководителя Управления – главного судебного пристава Москвы Юсупова Ф.И. обязанность принять меры по привлечению уже руководителя Росфинмониторинга за непредоставление информации по запросам судебного пристава-исполнителя от 24.05.2010 и от 28.09.2010 (прикрепленный файл №1), в рамках исполнительного производства о взыскании алиментов.
При этом, 11.01.2011г. заместитель директора ФССП – заместитель главного судебного пристава РФ Игнатьева Т.П. направила на имя того же должностного лица Юсупова Ф.И. письмо №12/01-24-ТИ, в котором просила принять меры по недопущению направления запросов в Росфинмониторинг и его территориальные управления без наличия надлежащих оснований, свидетельствующих о том, что операции должника связаны с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма, которые, указала Игнатьева Т.П., в материалах конкретного исполнительного производства отсутствуют (прикрепленный файл №1). О письме стало известно случайно. Письмо мною оспорено в суде, при этом ссылалась на вышеуказанные постановления от 18.02.2010г. о наложении штрафа на МРУ Росфинмониторинга по ЦФО и его руководителя, на постановление от 10.11.2010 Игнатьевой Т.П., на решение от 04.12.2012г. Мещанского районного суда г.Москвы по гражданскому делу №2-6583/2012, в котором суд указал, что установленное постановлением от 10.11.2010г. заместителя директора ФССП России – заместителя главного судебного пристава РФ Игнатьевой Т.П. №5851/10(20)-АЖ/01-1130 предписание о необходимости принятия мер по привлечению должностных лиц Росфинмониторинга к ответственности за неисполнение запросов судебного пристава-исполнителя подлежало обязательному исполнению . А также ссылалась за законы «О судебных приставах», «Об исполнительном производстве», на Соглашение №01-1-13/9/12-02-4 от 04.07.2007г. о сотрудничестве между Федеральной службой по финансовому мониторингу и Федеральной службой судебных приставов, а также на протокол о взаимодействии №12/01-3/01-01-16/242 от 31.01.2011 в редакции от 30.01.2013г., а также на то, что на момент окончания исполнительного производства о взыскании алиментов не было установлено имущественное положение должника, его доход от экономической деятельности.
Решение по оспариванию письма Игнатьевой Т.П. было постановлено 07 ноября 2013г. Мещанским районным судом г.Москвы в рамках гражданского дела №2-1369/2013, а фактически изготовлено только в марте 2014г., вместе с тем на сайте Мещанского районного суда г.Москвы размещена информация, что мотивированное решение в окончательной форме изготовлено в день оглашения решения суда 07.11.2013г., а 15.11.2013г. дело сдано в канцелярию. В удовлетворении моих требований было отказано, между тем в решении не отражены фактические обстоятельства, на которые ссылалась в обоснование заявленных требований. Суд отказывая в заявленном требовании сделал вывод о том, что на момент окончания исполнительного производства «помимо положений ст.8 ФЗ «О притиводействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» действовал протокол о взаимодействии ФССП России и ФСФР от 31.01.2011г. , пункт 2.8 которого предусматривает в качестве необходимого условия для получения сведений об операциях – наличие их связи с деятельностью по легализации (отмыванию) доходов» (прикрепленный файл№2).
В апелляционной жалобе указала, что в обоснование заявленных требований мною положена переписка судебного пристава-исполнителя с Росфинмониторингом и его межрегиональными подразделениями, поименованная на л.д.32 и частично представленная в материалах дела (л.д.54-57), постановления от 18.02.2010г. о привлечении к административной ответственности МРУ Росфинмониторинга по ЦФО и его руководтеля за отказ предоставить сведения о должнике по запросам судебного пристава-исполнителя (л.д.98-101), постановление №5851/10(20)-АЖ/01-1130 от 10.11.2010г. заместителя главного судебного пристава РФ Игнатьевой Т.П., вынесенное по жалобе взыскателя, которым возложена на нижестоящее должностное лицо – главного судебного пристава Москвы Юсуова Ф.И. обязанность принять меры по привлечению руководителя Росфинмониторинга к ответственности за непредоставление информации по запросам судебного пристава-исполнителя от 24.05.2010г. и 28.09.2010г. (л.д.66-67), решение Таганского районного суда г.Москвы от 03 мая 2011г., вступившее в законную силу 14.09.2011г. (л.д.58-63), которым установлено, что «полученная информация из Росфинмониторинга по ЦФО является неполной и не свидетельствует об отсутствии операций (сделок) с денежными средствами и (или) иным имуществом с участием должника», решение от 04.12.2012г. Мещанского районного суда г.Москвы по гражданскому делу №2-6583/2012, вступившее в законную силу 09.01.2013г. (л.д.64-65), признавшее незаконным постановление №751/11-АЖ(7)/01-204 от 25.02.2011 Игнатьевой Т.П., которое было направлено на неисполнение ранее принятого Игнатьевой Т.П. постановления №5851/10(20)-АЖ/01-1130 от 10.11.2010г., содержащее предписание о необходимости принятия мер по привлечению руководителя Росфинмониторинга к ответственности за неисполнение запросов судебного пристава-исполнителя, которое, как установлено судом, подлежало обязательному исполнению.
В апелляционной жалобе указала, что является ошибочным применение судом положений статьи 8 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» к правоотношениям ФССП РФ и Росфинмониторинга по обмену информацией при исполнении исполнительных документов. Указанная статья регламентирует взаимодействие Росфинмониторинга, как уполномоченного органа, и правоохранительных органов, которым у Росфинмониторинга возникает обязанность направлять информацию и материалы при наличии достаточных оснований, свидетельствующих о том, что операция, сделка связаны с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма.
Также ошибочно суд применил п.2.8 протокола о взаимодействии ФССП России и Федеральной службы по финансовому мониторингу, поскольку указанный пункт регулирует порядок представления информации Росфинмониторингом и его территориальными органами по запросам дознавателей об операциях с денежными средствами и иным имуществом лиц, в отношении которых проводится проверка сообщений о преступлениях либо возбуждено уголовное дело.
В настоящем случае судебным приставом-исполнителем совершались исполнительные действия по истребованию из Росфинмониторинга сведений в рамках исполнительного производства о взыскании алиментов об оперциях (сделках) с денежными средствами и (или) иным имуществом с участием должника, указанные правоотношения урегулированы п.2.6 указанного протокола, в силу которого «Росфинмониторинг и ФССП России, их территориальные органы при необходимости проводят обмен информацией по вопросам, входящим в их компетенцию, по исполнению исполнительных документов» (прикрепленный файл№3).
Апелляционная жалоба была рассмотрена 16.06.2014г. судебной коллегией апелляционной инстанции Мосгорсуда судьями из разных составов, судьей Харитоновым Д.М. – 1 судебный состав, докладчик – судья Вишнякова Н.Е. -5 судебный состав, которая не огласила фактические обстоятельства дела и доводы апелляционной жалобы и судья Лукьянченко В.В. – 8 судебный состав. Апелляционное определение №33-21121/2014 было размещено на сайте Мосгорсуда в день рассмотрения апелляционой жалобы (прикрепленный файл №3).
Апелляционное определение повторяет решение суда первой инстанции и содержит те же описки, поскольку решение никто не читал, а бездумно копировал, как в тексте решения от 07.11.2013г. Мещанского районного суда г.Москвы, так и в тексте апелляционного определения №33-21121/2014 указывается на протокол о взаимодействи между ФССП и ФСФР от 31.01.2011г., на самом деле, речь шла о протоколе о 31.01.2011г. между ФССП и Росфинмониторингом, поскольку аббревиатура ФСФР расшифровывается как Федеральная служба по финансовым рынкам, а не Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг).
Суд апелляционной инстанции оставил без внимания мои вышеуказанные доводы о неправильном толковании и применении норм материального права и не привел мотивы их отклонения. Суд, полагаю, злонамеренно не отразил в судебном решении фактические обстоятельства дела и не дал им правовую оценку, кроме того, суд проигнорировал судебные решения, имеющие преюдициальное значение, лишив права на судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство, при этом судебная коллегия «сборного» состава сделала вывод, что я затягивала сроки рассмотрения данного заявления, лишая тем самым заинтересованных лиц на справедливое судопроизводство. Таким образом, судебная коллегия решила неосновательно «наехать»на меня, вместе с тем решение в окончательном виде изготавливалось судом с 07.11.2013г. до марта 2014г., моя просьба указать на сайте Мещанского районного суда г.Москвы достоверную и правильную дату составления мотивированного решения оставлена без удовлетворения, со ссылкой, что в системе произошел сбой.
Таким образом, решение от 07.11.2014г., написанное в произвольной форме без учета и оценки фактических обстоятельств, вступило в законную силу 16.06.2014г.
Но, поскольку решение, вытекает из публично-правовых отношений и постановлено в порядке главы 25 ГПК РФ, то обязательно для широкого круга лиц.
Из решения следует, что Росфинмониторинг правомочен предоставлять информацию об операциях с денежными средствами и (или) иным имуществом только правоохранительным органам с соответствии с их компетенцией и только при наличи достаточных оснований, свидетельствующих о том, что операция, сделка связаны с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма. Если операция физического или юридического лица не связана с легализацией (отмыванием) доходов, то Росфинмониторинг, по мнению суда, не имеет право раскрывать о ней информацию по запросу надлежащего должностного лица службы судебных приставов, необходимой для исполнения судебного решения.
Полагаю, что суды по спорам, возникающим из публично-правовых отношений, не восстанавливают нарушенное право, а наоборот в большинстве случаев нарушают его кардинально, практически всегда вставая на сторону власти, выносят решения, которые не имеют ничего общего с актом правосудия.
Прикреплённые файлы:

Комментировать

Для того чтобы оставить комментарий вам нужно зарегистрироваться или войти под своим логином и паролем

Комментарии

Petr 2014-07-23 02:34
Идиоты хреновы!!!
Спасибо за информацию. Изложено всё понятно.
Это мое личное мнение и оценочное суждение.