К вопросу о независимости судьи, работающего в судебной системе Российской Федерации.

Отправитель: Р.Александров/Александр Опубликовано: 2014-03-26 Просмотров: 1631
Большое количество публикаций в различных источниках информации о том , как достичь независимости судьи, работающего в современной судебной системе России, говорит о своеобразной остроте данной проблемы.
Возможно ли решить в настоящий момент данную проблему? Что для этого сделать необходимо гражданам России ? Какие законные действия необходимо осуществить для решения данной проблемы ?
Попытки, провести так называемую судебную реформу в России , к сожалению необходимых результатов не принесли.
Проведение судебной реформы, такой, какая необходима современному обществу, остаётся несбыточной мечтой основной массы граждан .
На сайте «НОВОСТИ», 04.02.2011г. ,размещено интервью судьи в отставке, заслуженного юриста России, кандидата юридических наук, Сергея Анатольевича Пашина .
Ниже публикуются несколько извлечений из данного информационного материала.
« Сергей Пашин сделал анализ нынешней судебной системы в России. Как считает Сергей Пашин, меняется современный суд только внешне, тогда как внутри он остаётся советским и карательным».
Далее корреспондент отмечает : « Судебную реформу юрист называет деформацией судебной системы, поскольку реформа и контрреформа, по его мнению, идут параллельными курсами ».
Здесь же отмечается , что исполнительная власть просто не представляет, что « суды могут иметь независимость . Судебная власть в нашей стране никогда не соперничала с режимом , а потому режим считает, что суды входят в их часть ».
Граждане, кто участвовал в судебных разбирательствах в судах общей юрисдикции, могут подтвердить тезис , что реформа и контрреформа судебной системы идут параллельными курсами .
Если провести краткий экскурс в историю, то в памяти всплывает такая тема, как повышение уровня заработной платы судьям . Полемика, в рамках данного вопроса , происходила весьма и весьма сложно.
Можно полагать , что вопрос о повышении уровня зарплаты судьям, общество разделил на две части .
Одна часть граждан настаивала на том, что ничего конструктивного данная мера не принесёт, другая часть общества настаивала на обратном .
Ответ на поставленный вопрос находится здесь же, в приведённом выше интервью: « Поскольку в настоящее время зарплаты судей выросли радикально, то вполне закономерен вопрос, какое влияние это оказало на судейскую коррупцию.
Пашин подтвердил, что зарплаты судей в настоящее время довольно высокие, однако на коррупцию это никак не повлияло, поскольку последняя живёт по своим законам . Зато рост зарплаты повлиял на судейскую послушность, которая заметно возросла. Это понятно, никому не хочется терять деньги и льготы ».
Так как данное интервью бралось ещё до переименования милиции в полицию, то отмечается , что : « Мало влияния окажет на судебную систему и превращение милиции в полицию. Сейчас, если судья прекращает дело, то это считается браком.
Как отмечено в ведомственных приказах, если дело возбудили, то оно обязательно должно дойти до суда, и завершиться обвинительным приговором » .
Резюмируя изложенное, можно констатировать факт, что вопросы рассмотренные в вышеприведённом интервью пока остаются весьма и весьма злободневными.
С вероятностью 99, 999% можно утверждать, что гражданам, в современных судах судебной системы России, не представляется возможным защитить свои права, свободы и законные интересы.
Это не означает, что судебная система России не должна подвергаться соответствующим преобразованиям. Вопрос необходимо поставить в ином ключе: «Что необходимо предпринять или какие действия необходимо осуществить, чтобы судебную систему России реконструировать и довести до такого состояния, что бы она ( судебная система) не утонула в бюрократическом болоте и реформация не превратилась в деформацию.

Р. Александров

Комментировать

Для того чтобы оставить комментарий вам нужно зарегистрироваться или войти под своим логином и паролем

Комментарии

Дмитрий 2015-02-03 00:21
ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕЗИСА "СИСТЕМА ИСКЛЮЧАЕТ НЕЗАВИСИМОСТЬ"
не предусмотрено наложение дисциплинарное взыскание лишь в виде досрочного прекращения полномочий судьи, законным основанием к наложению которого является применение ч. 1 ст. 12.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» во взаимосвязи с частью 5 указанной статьи. Таким образом, наказание назначено в отсутствие приведенных законных на то оснований (при наличии специальной нормы (ч. 5 ст. 12.1 Закона) применена общая норма (ч. 1 ст. 12.1 Закона), предусматривающая также наложение дисциплинарного взыскания в виде замечания и предупреждения).
Что касается представленных на рассмотрение квалификационной коллегии документов, составленных в мое отсутствие, относительно допущенных процессуальных нарушений, считаю их ничтожными по следующим основаниям.
Конституция Российской Федерации в статье 122 гарантирует неприкосновенность судьи.
Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» в пункте 1 статьи 16 раскрывает, что следует понимать под неприкосновенностью судьи: неприкосновенность судьи включает в себя неприкосновенность личности, неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества, тайну переписки и иной корреспонденции (телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, других электрических и иных принимаемых и отправляемых судьей сообщений).
Как видно из представления от 08.10.2014 года № ГС-1/216 и установлено в заседании квалификационной коллегии судей, сведения о допущенных нарушениях получены в период с 23.09.2014 года по 30.09.2014 года при проведении проверочных мероприятий в служебных помещениях (зал судебного заседания и совещательная комната), занимаемых судьей Красносельского районного суда Санкт-Петербурга Веретиным Д.И., в его отсутствие по причине нахождения судьи в период с 22.09.2014 года по 03.10.2014 года в ежегодном оплачиваемом отпуске согласно приказа Управления Судебного департамента в г. Санкт-Петербурге от 25.08.2014 года № 144-К.
Поскольку проверочные мероприятия проведены в нарушение названных положений ст. 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», а данные, которые с достоверностью не подтверждают обстоятельства совершения судьей дисциплинарного проступка, получены в нарушение гарантий неприкосновенности судьи, то результаты этих мероприятий должны быть признаны ничтожными, а решение, основанное на таких сведениях подлежит отмене.
Ссылку в решении на жалобы участников судопроизводства, которые коллегия своим решением признала обоснованными, также не нахожу допустимой ввиду того, что порядок рассмотрения жалоб, установленный ст. 27 Положения, не соблюден, с поступившими жалобами я не был ознакомлен, копии жалоб при их поступлении не вручены.
Факт поступления жалоб и их количества сам по себе не может свидетельствовать об их обоснованности и нарушении прав участников судопроизводства.
В качестве примера неправильного вывода о поступлении обоснованных жалоб на неправомерные действия судьи Веретина Д.И. (лист 3 абз. 10 решения) является ссылка на частную жалобу Голикова Б.И. от 30.07.2014 года (лист 4 абз. 8 решения), при этом квалификационной коллегией не принято во внимание то обстоятельство, что я в своем отзыве сослался на то, что частная жалоба оставлена без удовлетворения апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда № 33-15798/2014 от 16.09.2014 года, при этом апелляционное определение по моему ходатайству приобщено к материалам дела с отзывом.
Кроме того, что немаловажно, жалобы участников судопроизводства отсутствуют в материалах рассмотренного представления.
Полагаю излишним подвергать критике действия по отмене приказа Управления судебного департамента в г. Санкт-Петербурге от 25.08.2014 года № 144-к о предоставлении части ежегодного оплачиваемого отпуска с 22.09.2014 года с последующей формулировкой о нарушении трудового законодательства.
Во-первых, нарушение трудовой дисциплины как представлением № ГС-1/216, так и в обжалуемом решением мне не вменено.
Во-вторых, порядок отмены приказа об отпуске в последний рабочий день при наличии возражения работника (в данном случае – судья районного суда) действующим законодательством не предусмотрен.
Из материалов представления видно, что с такой постановкой вопроса я не согласился, кроме того не был ознакомлен с приказом Управления судебного департамента в г. Санкт-Петербурге №160-К от 19.09.2014 года об отмене приказа от 25.08.2014 года № 144-к.
Согласно текста приказа в качестве основания к его изданию приведены приказ председателя Красносельского районного суда г. Санкт-Петербурга, табель учета рабочего времени.
Вместе с тем, приказ № 642-л/с издан 20.10.2014 года, тогда как документы, послужившие основанием к его изданию, поступили в Управление Судебного департамента в г. Санкт-Петербурге лишь 21.10.2014 года.
Согласно п. 5.3.2 Положения об Управлении Судебного департамента в г. Санкт-Петербурге (далее - Положение) начальник Управления издает приказы и распоряжения, обязательные для исполнения … районными судами лишь в части, касающейся организационного обеспечения деятельности.
Согласно ст. 124, 125 ТК РФ перенесение отпуска, равно как и отзыв из отпуска допускается только с согласия работника, при этом из материалов представления видно, что я с такой постановкой вопроса не согласен, в связи с чем отказался знакомиться со служебной запиской председателя суда об отзыве из отпуска.
Из личного дела судьи видно, что правом на очередной оплачиваемый отпуск я воспользовался, не согласившись с действиями председателя суда по отмене (отзыву) отпуска ввиду их незаконности и необоснованности я не счел для себя необходимым знакомиться со служебной запиской на имя начальника Управления Судебного департамента в г. Санкт-Петербурге об отзыве судьи Красносельского районного суда г. Санкт-Петербурга Веретина Д.И. из отпуска.
При таких обстоятельствах, приказ начальника Управления судебного департамента в г. Санкт-Петербурге №160-К от 19.09.2014 года не основан на законе.
Что касается безосновательного вывода, изложенного в решении (лист 5 абз. 11) относительно того, что председатель суда якобы заблаговременно – 08.09.2014 года предупреждал меня о переносе отпуска, отмечу лишь то, что для решения вопроса о переносе отпуска не было никаких сложностей.
Во-первых, ООО «Солвекс-Турне» (организация, в которой я 12.08.2014 года приобрел туристский продукт на период отпуска) 09.09.2014 года приостановила свою работу и уведомила о несостоятельности выполнить принятые на себя обязательства.
Об этих обстоятельствах, равно как и о том, что путевка приобреталась с целью отдыха с ребенком, климат которому рекомендован врачами, председатель районного суда Полывяный В.Г. осведомлен.
Именно по причине отсутствия постановки председателем Красносельского районного суда Санкт-Петербурга Полывяным В.Г. вопроса об отмене отпуска, согласованного им же накануне своего отпуска, и принятия всех зависящих от меня мер, направленных на изготовление решений и иных процессуальных документов, мной повторно 15.09.2014 года приобретена путёвка для отдыха с семьей, при этом, приняты дополнительные меры к организации работы секретаря судебного заседания Волковой Т.В., которая в отпускной период занималась оформлением дел в канцелярию.
Иная трактовка противоречит логике событий.
В силу пунктов 1 - 5 статьи 12.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» за совершение дисциплинарного проступка, то есть виновного действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате которого были нарушены положения названного Закона и (или) Кодекса судейской этики, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания, предупреждения, досрочного прекращения полномочий судьи.
Вынужден повторно акцентировать внимание на отсутствие в моих действиях при исполнении служебных обязанностей вины в нарушении требований Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» или Кодекса судейской этики, равно как и доказательно обоснованного вывода о причинно-следственной связи между конкретными совершенными судьей действиями (бездействием), умалением авторитета судебной власти и причинением ущерба репутации судьи.
Из представления и (или) обжалуемого решения аргументированно к таким выводам прийти невозможно.
Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации по делам о проверке конституционности отдельных положений Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», изложенным в постановлениях от 28 февраля 2008 года № 3-П и от 20 июля 2011 года № 19-П, основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий должно быть не любое отступление от требований закона и этических норм, а лишь такое, которое по своему характеру с очевидностью несовместимо с высоким званием судьи, явно противоречит социальному предназначению судебной власти, носителем которой является судья. Применение к судье такой дисциплинарной санкции, как досрочное прекращение полномочий судьи, должно осуществляться на основе принципа соразмерности, то есть баланса независимости судьи и его неприкосновенности, с одной стороны, и ответственности судебной власти перед обществом – с другой.
Иное не соответствовало бы принципам независимости, несменяемости и неприкосновенности судей.
В связи с этим досрочное прекращение полномочий судьи как наиболее суровая мера дисциплинарной ответственности может иметь место лишь в тех случаях, когда исчерпаны все иные средства воздействия на судью, направленные на предупреждение в дальнейшем нарушений с его стороны, либо когда допущенное судьей нарушение не дает оснований рассчитывать на добросовестное и профессиональное выполнение им своих обязанностей судьи в будущем.
Применение другого подхода является недопустимым в Российской Федерации.
При таких обстоятельствах, ввиду допущенных многочисленных нарушений, в том числе нарушения гарантий независимости, несменяемости и недопустимости вмешательства в деятельность судьи, установленные ст. ст. 9. 10, 12, нарушения ст. 12.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» при принятии обжалуемого решения, руководствуясь ст.ст. 4, 9 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.08.2014 № 5 «Об утверждении Положения о Дисциплинарной коллегии Верховного Суда Российской Федерации», ст. 131, 132 ГПК РФ,

П Р О Ш У:

Решение Квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга от 17 октября 2014 года о досрочном прекращении полномочий судьи Красносельского районного суда Санкт-Петербурга Веретина Д.И. за совершение дисциплинарного проступка отменить.
Это мое личное мнение и оценочное суждение.
Дмитрий 2015-02-03 00:16
СИСТЕМА ИСКЛЮЧАЕТ НЕЗАВИСИМОСТЬ
Отправить в отставку судью можно в неделю.
Пример - решение ККС СПб от 17.10.2014 года.


Ж А Л О Б А
на решение Квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга от 17 октября 2014 года о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи Красносельского районного суда города Санкт-Петербурга Веретина Д.И.

Решением Квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга 17 октября 2014 года я привлечен к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи Красносельского районного суда города Санкт-Петербурга.
С решением, которое прошу отменить, не согласен ввиду допущенных нарушений ст.ст. 3, 16, 19, 27, 28 Положения о порядке работы Квалификационных коллегий судей в ред. от 01.09.2014 года, утвержденного 22.03.2007 года Высшей квалификационной коллегией судей РФ (далее по тексту - Положение), что повлекло нарушение требований статьи 22 Федерального закона от 14 марта 2002 года № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», ст. 12, ст. 12.1 ч. 2 и ст. 5 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации».
Решение, в-целом, вынесено в нарушение принципа справедливого и беспристрастного рассмотрения вопросов, отнесенных к компетенции Коллегии (ст. 3 Положения), при этом нарушена ст. 19 Положения, которая в части 2 запрещает принимать решение на основании предположительной, непроверенной и недостоверной информации.
Обжалуемое решение также не может быть признано мотивированным по смыслу ч. 3 ст. 19 Положения.
Так, в ходе рассмотрения представления мной оглашен отзыв, содержащий факты и обстоятельства, которые должны быть приняты во внимание квалификационной коллегией при соблюдении ст. 3 Положения, регламентирующего принцип беспристрастного и справедливого рассмотрения вопросов, отнесенных к её компетенции.
Среди прочих, вопреки сведениям, изложенным в представлении, о моей специализации по рассмотрению гражданских дел с 01.01.2014 года, мной достаточно аргументировано, изложены обстоятельства, согласно которым видно, что по апрель 2014 года я специализировался на рассмотрении производств коллегии по рассмотрению административных дел, принятых единолично к производству; с апреля по октябрь 2014 года в моем зале сменилось 5 секретарей; закрепленный за мной помощник с января 2014 года переведен в зал другого судьи, при этом с февраля 2014 года по сентябрь 2014 года должность помощника судьи не закреплена; приняты исчерпывающих меры к устранению недостатков в работе; на дату рассмотрения представления отмены (изменения) решений, вынесенных по существу споров, равно как и дел, находящихся в моем производстве свыше года, отсутствовали; неосведомленность о поступивших жалобах; законность вынесенных в порядке ст. ст. 134-136 ГПК РФ и вступивших в законную силу определений, из которых лишь 2 по 5 частным жалобам отменены; принятые меры к соблюдению прав и законных интересов участников процесса; нагрузка, значительно превышающая нагрузку других судей; незаконность и необоснованность действий, связанных с направлением служебной записки об отзыве из отпуска после 15:00 часов последнего рабочего дня и вынесением приказа от 19.09.2014 года об отмене приказа об отпуске от 25.08.2014 года с последующей формулировкой вывода о совершенном прогуле; признание ряда объективно вмененных нарушений (задержки со сдачей дел в канцелярию); непродолжительный стаж специализации на рассмотрении гражданских дел, подсудных судье районного суда; непродолжительный стаж и опыт работы аппарата зала; отсутствие подобных фактов в моей предыдущей работе и положительные характеристики при назначении на должности судей (мировой судья судебного участка № 107 Санкт-Петербурга, судья Красносельского районного суда Санкт-Петербурга) и присвоении квалификационных классов; наличие на иждивении малолетнего ребенка 21.02.2014 года рождения.
Вместе с тем, ни один из этих доводов не был принят во внимание и оценен.
Это обстоятельство, по моему мнению, свидетельствует о нарушении принципа беспристрастного и справедливого рассмотрения постановленных перед коллегией вопросов, мнение членов которой в нарушение ч. ч. 6 и 7 ст. 28 Положения оказалось предопределено суждениями, изложенными в представлении в представлении от 07.10.2014 № ГС-1/213, относительно фактических обстоятельств и вида дисциплинарного наказания.
Не лишним тому подтверждением является очевидное сходство двух документов, как в изложении фактов, так и в формулировке выводов, не имеющих под собой достаточных оснований.
При наложении дисциплинарного взыскания учитываются характер дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия его совершения, форма вины судьи, совершившего дисциплинарный проступок, и степень нарушения действиями (бездействием) судьи прав и свобод граждан, прав и законных интересов организаций.
Форма вины судьи в неосновательно вмененных нарушениях не установлена, при этом безосновательно не приняты во внимание доводы отзыва относительно исследуемых обстоятельств, степень нарушения действиями (бездействием) судьи прав и свобод конкретных граждан также не определена, что в свою очередь невозможно сделать в отсутствие доказательств о преднамеренности и неправомерности действий судьи Веретина Д.И., наступления от них негативных последствий.
Недопустимость такого подхода отмечена в решениях Дисциплинарного судебного присутствия от 20.01.2014 года по делу № ДСП13-126, от 04.01.2014 года по делу № ДСП 14-9.
Кроме того, при наложении дисциплинарного взыскания существенное значение для определения меры дисциплинарной ответственности имеет личность судьи, совершившего дисциплинарный проступок, его характеристика, стаж работы по специальности, степень судебной нагрузки.
Квалификационная коллегия судей при рассмотрении и разрешении представления председателя Санкт-Петербургского городского суда указанные обстоятельства оставила без внимания, исходила лишь из совокупности приведенных в представлении фактов.
При принятии решения в отсутствие объективных учетно-характеризующих данных, не приняты во внимание меры к устранению нарушений, изложенные в отзыве, непродолжительный стаж специализации на рассмотрении гражданских дел, подсудных судье районного суда (фактически 4,5 месяца), непродолжительный стаж и опыт работы аппарата зала, отсутствие жалоб, дисциплинарных наказаний и частных определений за период моей работы судьей, исключительно положительные характеристики, в том числе при назначении на должности судей (10.06.2010 года - мировой судья судебного участка № 107 Санкт-Петербурга, 23.05.2013 года - судья Красносельского районного суда Санкт-Петербурга), а также при присвоении квалификационных классов, наличие на иждивении малолетнего ребенка 21.02.2014 года рождения, который в этот период часто болел и требовал моей заботы.
К выяснению данных обстоятельств и их оценке должны быть приняты меры, что отмечено в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 27 от 31.05.2007 года (в ред. от 20.05.2010 года).
По смыслу части 3 статьи 19 во взаимосвязи с частью 6 статьи 28 Положения, решение, принятое по окончании производства по вопросу привлечения судьи к дисциплинарной ответственности должно содержать не только обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, а также всесторонне, полно и объективно в их совокупности исследованные, но и мотивированное решение по делу.
Обжалуемое решение названным требованиям не соответствует.
При детальном изучении текста обжалуемого решения видно, что в вину судье вменено нарушение ст. ст. 199, 224 ГПК РФ, при этом нарушение ст. 199 ГПК РФ допущены по делам № 2-2024, № 2-3939, № 2-3605, № 2-502/14, 2-507/14, 2-1119/14, 2-370/14, 2-371/14 , нарушение ст. 224 ГПК РФ допущено по делу № 2-2031/14.
Другие изложенные в решении нарушения касаются несвоевременного оформления и сдачи дел в канцелярию и не свидетельствуют о прямом нарушении судьёй ст. ст. 199 и 224 ГПК РФ.
Также следует обратить внимание на то, что нарушения ст. 199 ГПК РФ по делам № 2-2024, № 2-3939, № 2-3605 вменены в вину лишь на основании сведений, изложенных в представлении (лист 2 абз. 9, строка 1 решения), нарушения ст. 199 ГПК РФ по делам № 2-502/14, 2-507/14, 2-1119/14, 2-370/14, 2-371/14 сформулированы на основании жалоб участников судопроизводства (лист 3 абзац 11 решения), которые отсутствуют в материалах представления, нарушение ст. 224 ГПК РФ по делу № 2-2031/14 вменено лишь на основании акта проверки от 24.09.2014 года (лист 4 последний абзац решения).
При этом следует иметь ввиду то, что акт составлен по результатам проверки, которая проведена в отсутствие судьи, в служебном помещении, занимаемом судьей, находившимся в отпуске, согласно приказа № 144-к от 25.08.2014 года.
При таких обстоятельствах в ходе проведения проверки нарушена ч. 1 ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации».
Таким образом, решение в этой части основано лишь на доводах самого представления, что недопустимо по правилу ч. 6 ст. 28 Положения, материалах, отсутствующих в деле, - жалобах рассмотренных вопреки порядка рассмотрения жалоб или сообщений о совершении судьей дисциплинарного проступка, установленного ст. 27 Положения, а также документе (акт от 24.09.2014 года), оценка которого по правилам ч.ч. 5, 6 ст. 28 Положения, привела бы к неизбежному выводу о ничтожной правовой природе данного документа.
Статьями 118, 120 (ч. 1), 121, 122 Конституции Российской Федерации и конкретизирующими их положениями ст. ст. 1, 4, 5, 15 и 16 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» установлен особый правовой статус судьи, призванный обеспечить защиту публичных интересов, прежде всего интересов правосудия, целью которого является защита прав и свобод человека и гражданина.
Закон Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» устанавливает для судей особые квалификационные и иные требования, к числу которых относятся специальные требования к порядку прекращения полномочий судьи, и предусматривает в п. 1 ст. 12.1 возможность наложения на судью, за исключением судей Конституционного Суда Российской Федерации, решением соответствующей квалификационной коллегии судей дисциплинарного взыскания, в том числе в виде досрочного прекращения полномочий судьи за совершение дисциплинарного проступка – виновного действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате которого были нарушены положения названного Закона и (или) Кодекса судейской этики, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи.
Основные требования, неисполнение которых может привести к досрочному прекращению полномочий судьи, сформулированы в ст. 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»: судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы (п. 1) при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности (п. 2).
При этом согласно ч. 5 ст. 12.1 Закон РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи может налагаться на судью в исключительных случаях за существенное, виновное, несовместимое с высоким званием судьи нарушение положений настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, в том числе за нарушение указанных положений при осуществлении правосудия, если такое нарушение повлекло искажение принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса, свидетельствует о невозможности продолжения осуществления судьей своих полномочий и установлено вступившим в законную силу судебным актом вышестоящей судебной инстанции или судебным актом, принятым по заявлению об ускорении рассмотрения дела либо о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.
На день рассмотрения представления отсутствовали вступившие в законную силу судебные акты вышестоящей судебной инстанции, установившие искажение судьей Красносельского районного суда Санкт-Петербурга Веретиным Д.И. принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса, и свидетельствующие о невозможности продолжения осуществления этим судьей своих полномочий, равно как судебные акты, принятые по заявлению об ускорении рассмотрения дела либо о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.
Таким образом, единственным основанием к наложению дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи согласно ч. 5 ст. 12.1 Закон РФ № 3132-1 мог являться состав (совокупность) дисциплинарного проступка, включающий:
I. нарушения положений Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» и (или) кодекса судейской этики;
II. нарушение должно быть признано существенным, виновным, несовместимым с высоким званием судьи;
III. случай должен быть исключительным.
Вместе с тем, представление от 08.10.2014 года № ГС-1/216 не содержит сформулированного по правилу ч. 1 ст. 28 Положения вывода о конкретных допущенных мной в работе нарушениях норм Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», принципов и правил поведения, установленных Кодексом судейской этики.
При таких обстоятельствах состав дисциплинарного проступка, влекущий досрочное прекращение полномочий, судье Красносельского районного суда Санкт-Петербурга Веретину Д.И. представлением не вменен и обжалуемым решением не установлен и, в свою очередь, не мог быть найден при соблюдении квалификационной коллегией ч.ч. 4, 5 ст. 28 Положения.
О недопустимости такого подхода и соблюдении названных требований Закона указал Конституционный Суд Российской Федерации в п. 3, п. 3.1 постановления № 3-П от 28.01.2008 года.
Кроме того, пункт 1 статьи 22 Федерального закона от 14.03.2002 № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» устанавливает, что представление председателя соответствующего или вышестоящего суда либо обращение органа судейского сообщества о досрочном прекращении полномочий судьи в связи с совершением им дисциплинарного проступка рассматривается квалификационной коллегией судей при наличии в представленных материалах сведений, подтверждающих обстоятельства совершения этого проступка, и данных, характеризующих судью.
По смыслу приведенных норм, судья, в отношении которого начато производство квалификационной коллегией судей, должен быть информирован о содержании представления председателя соответствующего или вышестоящего суда либо обращения органа судейского сообщества с учетом сроков, необходимых ему для ознакомления с представлением (обращением) и прилагаемыми к нему документами, материалами для составления возражений, замечаний и ходатайств о приобщении документов и сведений, опровергающих вменяемые ему нарушения. Вследствие этого квалификационная коллегия судей не вправе выйти за пределы представления и признать дисциплинарным проступком действия (бездействие) судьи, которые не названы в качестве таковых в представлении.
В представлении председателя Санкт-Петербургского городского суда от 08.10.2014 года № ГС-1/216 отсутствует ссылка на то, что судья Красносельского районного суда города Санкт-Петербурга Веретин Д.И. допустил нарушения норм ст. ст. 199, 224 ГПК РФ.
В этой связи Квалификационная коллегия судей не могла вменить нарушения норм ст. ст. 199, 224 ГПК РФ в своем решении без соблюдения приведенных выше требований Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации».
Вместе с тем, обжалуемое решение содержит вывод о нарушении ст. ст. 199 и 224 ГПК РФ (лист 8 абз. 1).
При таких обстоятельствах, квалификационная коллегия судей вышла за пределы представления и признала дисциплинарным проступком действия (бездействие) судьи, связанные с нарушением норм, которые не сформулированы в представлении.
При этом в решении, как указано выше, отсутствует мотивированная оценка имеющимся в деле документам, что не позволило всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства вмененного проступка и вопрос виновности судьи.
Такой подход характерен для объективного вменения, когда в подтверждение изложенных выводов или доводов не приведены доказательства и мотивы принятого решения.
Характерным примером применения такого подхода являются выводы, отраженные в решении, согласно которым коллегия в отсутствие каких-либо доказательств и мотивов согласилась с доводами представления относительно того, что:
• при исполнении обязанностей судья Веретин Д.И. систематически грубо нарушает положения действующего гражданского процессуального законодательства… чинит препятствия к доступу участников процесса к правосудию (лист 2), что обуславливает поступление обоснованных жалоб (лист 3);
• фактические сроки изготовления мотивированных решений судьи Веретина Д.И. доходят до 4-х месяцев (лист 4);
• в целях сокрытия нарушений Веретин Д.И. допускал все новые и новые нарушения, создавая тем самым искусственные препятствия участникам судопроизводства для доступа к правосудию… многие иски оставлялись без движения по формальным основаниям без последующего направления определений в адрес лиц, участвующих в деле. Некоторые … все-таки направлялись сторонам судьей, однако … (лист 6) и т.п.
Сведения о допущенных нарушениях норм материального и процессуального права при рассмотрении дел опровергается апелляционной практикой Санкт-Петербургского городского суда (апелляционные определения № 33-10010/2-14, № 33-13234/2014, 33-17035/15, 33-17829/2014, 33-16745/2014, 33-17475/2014, 33-14939/2014, 33-18603/2014, 33-17425/2014 и т.п.)
Что касается вынесенных в порядке ст. ст. 134-136 ГПК РФ определений, то, как отражено в отзыве, при принятии таких решений руководствовался именно требованиями названных положений Закона, никак ни стремления к снижению нагрузки или иными соображениями.
Вывод о неправомерности вынесения таких определений не может быть признан законным и обоснованным ввиду того, что сделан в нарушение требований пунктом 2 статьи 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», согласно которому судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за принятое решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.
Согласно статье 118 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.
Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 17.03.2009 года № 5-П обратил внимание на то, что проверка законности и обоснованности судебных актов осуществляется лишь в специальных, установленных процессуальным законом процедурах – посредством рассмотрения дела судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Иная – не судебная – процедура ревизии судебных актов принципиально недопустима, поскольку означала бы возможность – вопреки обусловленным природой правосудия и установленным процессуальным законом формам пересмотра судебных решений и проверки их правосудности исключительно вышестоящими судебными инстанциями – замещения актов органов правосудия административными актами, что является безусловным отступлением от необходимых гарантий самостоятельности, полноты и исключительности судебной власти.
Из изложенного следует, что суждения о незаконности судебных постановлений вправе делать только суд, в порядке, установленном процессуальным законом.
Однако вопреки требованиям статьи 118 Конституции Российской Федерации и статьи 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» функции осуществления правосудия в части оценки вынесенных определений в порядке ст.ст. 134-136 ГПК РФ приняты квалификационной коллегией судей города Санкт-Петербурга, согласившейся в свою очередь с доводами представления и представителя Полывяного В.Г.
Таких определений за исследуемый период вынесено не менее 200, при этом квалификационная коллегия информирована мной относительно того обстоятельства, что на эти решения поступило 5 частных жалоб, из которых лишь 2 удовлетворены.
Ввиду того, что указанные определения не отменены вышестоящей судебной инстанцией и не признаны незаконными, основания для привлечения к дисциплинарной ответственности в данной части у квалификационной коллегии судей отсутствовали.
Ярким примером принятия решения на основе недостоверной информации является установление значимого обстоятельства для разрешения по существу доводов представления, согласно которого судья Веретин Д.И. с 01 января 2014 года специализировался на рассмотрении гражданских дел.
Как отражено ранее, обстоятельства, изложенные мной в отзыве, во внимание не приняты.
Вместе с тем, данный довод представления, который получил отражение в обжалуемом решении как установленный факт, не выдерживает никакой критики.
Согласно приказа № 1, изданного 09.01.2014 года председателем Красносельского районного суда Санкт-Петербурга Полывяным В.Г., в Красносельском районном суде Санкт-Петербурга установлена специализация судей по рассмотрению уголовных (8 судей) и гражданских (8 судей) дел.
Отдельно от этих судей, данным решением председателя районного суда Полывяного В.Г., образована коллегия по рассмотрению административных дел, в состав которой им запланировано включить два отдельных судьи, исполняющих обязанности на постоянной профессиональной основе.
Предпосылкой к такому решению является ярко выраженная процессуальная специфика производств по делам об административных правонарушениях, отличная от норм гражданского и уголовного процессуального законодательства, постоянно растущее количество таких дел, что связано с увеличением апелляционных производств по жалобам на постановления, вынесенные мировыми судьями (14 мировых судей); жалоб на постановления должностных лиц; изменением миграционного законодательства, что в свою очередь обусловило необходимость профессионального подхода к рассмотрению таких дел.
При наличии второй вакантной ставки дела находились в производстве одного судьи – Веретина Д.И.
К компетенции коллегии по рассмотрению административных дел отнесены:
• дела об административных правонарушениях, подлежащие рассмотрению по 1-й инстанции и отнесенные КоАП РФ к подсудности районного суда;
• дела по жалобам на постановления мировых судей, вынесенных в порядке, предусмотренном КоАП РФ;
• дела, возникающие из публичных правоотношений (подраздел ІІІ раздела ІІ гл. 24-26.2 ГПК РФ);
• дела о взыскании в предусмотренных федеральным законом случаях налогов и обязательных платежей с физических лиц и некоммерческих организаций;
• дела о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар, продлении срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством, о принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина (гл. 35 ГПК РФ).
Помимо указанных, в моем производстве также находились жалобы на постановления должностных лиц, поступивших в порядке ст. 30.1, ст. 30.2 КоАП РФ.
При таких обстоятельствах, а также при ограниченном составе судей, специализирующихся в силу приказа № 1 от 09.01.2014 года на рассмотрении гражданских дел, довод, получивший отражение в представлении № ГС-1/216, а впоследствии и в обжалуемом решении, о моей специализации на рассмотрении гражданских дел с 01 января 2014 года, несостоятелен.
Не лишним подтверждением моей специализации на рассмотрении именно административных дел в этот период являются сведения, опубликованные на сайте Красносельского районного суда Санкт-Петербурга, где на 25.10.2014 года (последние изменения внесены 03.04.2014 года в 17:17) Веретин Д.И. значится судьей по делам об административных правонарушениях.
Кроме того, факт включения судьи Веретина Д.И. в график дежурств уголовных судей по рассмотрению ходатайств следователей (дознавателей) в порядке ст. ст. 108, 109, 185, 186 УПК РФ в январе 2014 года (с 20.01.2014 по 24.01.2014 года) исключает мою специализацию по рассмотрению гражданских дел.
С 09 января 2014 год по апрель 2014 года (с учетом отпуска с 17.02.2014 года по 28.02.2014 года, взятого по причине поздних сроков беременности супруги и рождения ребенка 21.02.2014 года), мной рассмотрено не менее 280 административных дел по первой инстанции, не менее 80 апелляционных жалоб и жалоб на постановления должностных лиц.
В указанный период мной во исполнение п. 5 приказа №1 от 09.01.2014 года помимо рассмотрения поступивших дел принимались меры к организации работы административной коллегии, обобщению судебной практики по делам об административных правонарушениях.
С этой целью в адрес мировых судей и должностных лиц направлялись информационные письма по вопросам практики по рассмотрению судами дел об административных правонарушениях, проведены совещания по вопросам рассмотрения протоколов об административных правонарушениях и жалоб на постановления, вынесенные должностными лицами ОГИБДД УМВД России по Красносельскому району г. Санкт-Петербурга, должностными лицами УФМС.
Совещания с участием представителей ОГИБДД, УФМС, прокуратуры, иных ведомств проводились в Красносельском районном суде Санкт-Петербурга в присутствии председателя суда Полывяного В.Г., который с характером и объемом проводимой судьей работы знакомился при изучении докладных записок и на еженедельных совещаниях, проводимых в отдельный, помимо гражданских и уголовных судей, день.
Нарекания на мою работу в данный период отсутствовали, решением Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга 28.03.2014 года присвоен 7 квалификационный класс.
При этом квалификационный класс присвоен именной как судье, специализирующемуся на рассмотрении дел об административных правонарушениях.
Эти документы, к сожалению, в материалах рассмотренного представления отсутствуют, равно как и иные объективные учетно-характеризующие данные работы судьи за последние 5 лет, заверенные копии по моему обращению от 06.11.2014 года не представлены.
Вместе с тем, изучение документов по вопросу предоставления класса, с которыми я ознакомлен лишь 13.11.2014 года, подтверждает факты рассмотрения в этот период именно дел об административных правонарушениях.
Данные обстоятельства изложены в представлении, поступившем на рассмотрение 17.02.2014 года, в характеристике и справке за период работы с 29.05.2014 года по 04.02.2014 год, которая помимо прочего свидетельствует о высокой стабильности в работе (99,5% - при рассмотрении жалоб на вынесенные решения (248 решений); 99,6% - при рассмотрении дел об административных правонарушениях (585 решений); 100% - при рассмотрении ходатайств в порядке ст.ст. 108, 109 УПК РФ (151 решение).
Аналогичные стабильности показатели, характеризующие крайне успешную работу судьи, содержатся в материалах о присвоении мне первоначального класса судьи, материалах, представленных в Администрацию Президента Российской Федерации с представлением о назначении Веретина Д.И. на должность судьи Красносельского районного суда города Санкт-Петербурга.
Эти документы в рассмотренном коллегией производстве также отсутствуют.
В середине марта 2014 года связи с отставкой судьи Уразгельдиевой А.А. и назначением Петровой А.В. на должность судьи Санкт-Петербургского городского суда (указ Президента РФ от 18.03.2014 года № 149) председатель Красносельского районного суда Санкт-Петербурга Полывяный В.Г. в присутствии его заместителя Корнильевой С.А. обратился ко мне с просьбой перейти в состав судей, специализирующихся на рассмотрении гражданских дел, и принять в производство неоконченные дела Петровой А.В.
В обоснование просьбы выражено сомнение в том, что вновь назначаемый в апреле 2014 года судья справится с объемом работы гражданского судьи, обращено особое внимание на то, что в суде сложилась сложная ситуация с рассмотрением гражданских дел и отпиской решений: из числа 7 судей, специализирующихся на рассмотрении гражданских дел помимо заместителя председателя Корнильевой С.А. - судья Кудашкина О.В. находится в декретном отпуске, судья Мазуров Н.Е. подал заявление об отставке, судья Козлова А.И. имеет непродолжительный стаж работы, судья Петрова А.В. назначена судьей Санкт-Петербургского городского суда.
С мнением руководителей суда я незамедлительно согласился, однако обратил внимание о своем намерении пойти в отпуск с 02.06.2014 года по 25.06.2014 года по графику отпусков, согласованному в 2013 году, по причине того, что проведение отпуска запланировано с семьей с маленьким ребенком, информировал о том, что в моем производстве находится достаточное количество ранее принятых в рамках административной коллегии дел, процессуальные решения по которым не приняты.
В тот же день я принял в производство неоконченные дела судьи Петровой А.В. (220 дел) и материалы, оставленные без движения, при этом производства коллегии по рассмотрению административных дел, единолично принятые мной ранее, рассматривал самостоятельно с назначенными к слушанию судьёй Петровой А.В. гражданскими делами
До назначения Кузьмина Д.С. (указ Президента РФ от 15.04.2014 года) судьей в административную коллегию, продолжал рассматривать административные дела, ранее принятые в производство, которые рассматривал по май 2014 года, судье Кузьмину Д.С. неоконченные производства не передал.
Основной задачей перед собой до отпуска 02.06.2014 года ставил скорейшее рассмотрение и сдачу в канцелярию административных дел для организации работы по рассмотрению гражданских дел, ряд из которых имели длительные сроки рассмотрения по причине принятия в производство неоконченных дел другого судьи, которые требовали скорейшего изучения и принятия решения.
Для организации работы мной приняты меры к приведению в соответствие исполняемых сотрудниками зала обязанностей их должностям (закреплены два секретаря, ставка помощника не закреплена), о необходимости которой незамедлительно поставил в известность председателя суда Полывяного В.Г.
При наличии соответствующих ставок такие меры председателем суда не приняты.
В условиях рассмотрения принятых с 09.01.2014 года в производство гражданских дел и дел об административных правонарушениях в рамках административной коллегии, неоконченных производств судьи Петровой А.В. произошло «наложение» аншлагов, при этом ни одно дело с аншлага снято не было.
В этот период особая нагрузка легла на закрепленный за мной аппарат (секретарь Романов Д.Е., и.о. помощника судьи Федорович С.С.).
До 02.06.2014 года административные производства, подсудные районному суду, мной рассмотрены и сданы в канцелярию, рассмотрен ряд гражданских дел, находившихся в производстве длительное время.
В период моего отпуска с 02.06.2014 года по 30.06.2014 года (с учетом отгулов) секретарь Романов Д.Е. занимался сшивкой и оформлением дел в канцелярию, извещениями по принятым в производство делам.
По окончании отпуска 30.06.2014 года я проинформирован, что секретарь Романов Д.Е. уволился по собственному желанию 27.06.2014 года.
В отсутствие принятых руководством суда и гражданской канцелярии мер к проверке делопроизводства этого сотрудника, трудовой договор с которым расторгнут до истечения срока предупреждения об увольнении, установленный ст. 80 ТК РФ, мной по выходу из отпуска самостоятельно приняты меры к тому, чтобы названный сотрудник сдал в канцелярию дела с отписанными решениями и изготовленными протоколами, произвел сшивку и опись документов, что не было им сделано в период моего нахождения в отпуске.
В качестве секретаря судебного заседания в зал 30.06.2014 года направлена Волкова Т.В., которая работала до 07.10.2014 года.
В этот период я неоднократно, а впоследствии в категоричной форме, ставил председателя и его заместителя по гражданским делам в известность о несоответствии обязанностей закрепленными за мной сотрудниками их занимаемым должностям, в случае с Волковой Т.В. – квалификации, что препятствует предъявлению соответствующих требований к исполнению обязанностей и организации работы.
Так, с Волковой Т.В. председателем Красносельского суда Санкт-Петербурга Полывяным В.Г. заключен служебный контракт № 15- сл.к./14 об исполнении должностных обязанностей по должности специалиста 1 разряда в общем отделе, которая в реестре должностей федеральной государственной гражданской службы отнесена к младшей группе должностей и категории обеспечивающих специалистов.
Вместе с тем, должность секретаря судебного заседания Указом Президента РФ от 31.12.2005 года № 1574 «О реестре должностей Федеральной государственной гражданской службы», отнесена к старшей группе должностей, к которой ст. 12 Федерального закона от 27.02.2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» предъявлено требование о наличии высшего образования, которое у Волковой Т.В. отсутствовало.
Как отмечено Определение Конституционным Судом РФ в определении № 1710-О от 17.07.2014 года специфика государственной гражданской службы в Российской Федерации как профессиональной служебной деятельности граждан Российской Федерации по обеспечению исполнения полномочий органов государственной власти предопределяет особый правовой статус государственных гражданских служащих, установление которого осуществляется федеральным законодателем, имеющим право посредством специального правового регулирования определять для данной категории лиц соответствующие права, обязанности, ограничения и гарантии с учетом специфики задач, принципов организации и функционирования государственной гражданской службы.
Часть 3 статьи 12 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», определяющая квалификационные требования к старшей группе должностей категории «специалисты», в которую входит должность секретаря судебного заседания в аппаратах федеральных судов общей юрисдикции имеет целью обеспечить органы государственной власти квалифицированными кадрами для поддержания высокого уровня отправления государственной гражданской службы и ее эффективного функционирования.
При таких обстоятельствах Волкова Т.В. исполняла обязанности секретаря судебного заседания в нарушение названных положений.
До Волковой Т.В. и помимо Романова Д.Е., за непродолжительный период работы в моем зале в качестве секретарей работали Немышева Е.И., Румянцев П.Е., Мамедова Ш.Е., при этом Немышева Е.И., Румянцев П.Е. уволились по собственному желанию, а Мамедова Ш.Е. переведена на должность секретарей судебного заседания по уголовным делам.
При таких обстоятельствах, не возлагая ответственности на данного сотрудника, низкая квалификация которого очевидна, мной принимались все меры к подготовке Волковой Т.В. к работе в качестве секретаря судебного заседания, оказывалась любая помощь и содействие в организации работы.
В этот период в условиях работы в отпускной (летний) период, что связано с большим количеством поступивших исков, принятия мер к рассмотрению неоконченных производств другого судьи, частой смены секретарей, несоответствия обязанностей занимаемым сотрудниками, закрепленными за судьей, их должностям (Волкова Т.В. – и.о. секретаря судебного заседания, Федорович С.С. – и.о. помощника судебного заседания) - произошел производственный затор.
Мной приняты все зависящие от меня меры к организации работы аппарата суда и обеспечения контроля, при этом секретарь Федорович С.С. с обязанностями помощника судьи справлялась, секретарю Волковой Т.В. мной оказана практическая помощь в изготовлении протоколов, сшивки и оформлению дел в канцелярию.
Принятые меры к организации работы секретаря действенных результатов не дали.
При наличии отписанных решений и изготовленных протоколов дела в канцелярию не сдавались.
О таком положении руководство суда, а также гражданской канцелярии поставлено в известность.
Имея возможность оказать действенную практическую помощь, руководство суда ограничилось лишь передачей 5 дел отозванному из отставке судье Уразгельдиевой А.А., передачей 30 вновь поступивших и не принятых к производству исков заместителю председателя суда по гражданским делам Корнильевой С.А., за которой на тот период закреплено два помощника судьи и нагрузка которой в сравнении с другими судьями на тот период была значительно ниже.
С апреля по сентябрь 2014 года я неоднократно обращался к председателю суда Полывяному В.Г. с просьбой, а в последствии и с требованием, назначить секретаря судебного заседания Федорович С.С. на должность помощника судьи.
Основанием к этому являлось фактическое исполнение названным сотрудником обязанностей помощника, что не соответствовало занимаемой должности, наличие вакантных ставок (Войтович Н.А. - помощник судьи Петровой А.В. уволилась в связи с назначением последней судьей Санкт-Петербургского городского суда, имелись декретные ставки сотрудников), необходимость организации работы аппарата (распределение обязанностей не между секретарями, закрепленными за мной, а между секретарем и помощником).
Без указания мотивов и оснований мои многочисленные обращения (просьбы и требования) оставлены председателем суда без должного рассмотрения.
Лишь 17.09.2014 года - перед отпуском с 22.09.2014 года по 03.10.2014 года - Федорович С.С. назначена на должность помощника судьи, при этом на ставку сотрудника, длительное время находящегося в отпуске по уходу за ребенком.
Волкова Т.В. на должность секретаря судебного заседания назначена 01.09.2014 года.
В последствие данный сотрудник также переведен на должность секретаря судебного заседания по уголовным делам и с 07.10.2014 года обязанности секретаря судебного заседания исполняла Радыгина Н.Е.
При таких обстоятельствах, мной приняты все зависящие от меня меры к организации своей работы и работы аппарата, в связи с чем вывод о неумении организовать работу подчиненных сотрудников аппарата суда (лист 4 абзац 12 решения) нахожу несостоятельным.
Характерным примером нарушения ч. 2 ст. 19 Положения, которая запрещает принимать решение на основании предположительной, непроверенной и недостоверной информации являются выводы, изложенные в решении относительно нагрузки на судью.
Так, в отсутствие каких-либо статистических сведений в материалах дела, квалификационная коллегия установила (лист 7 абз. 4) то обстоятельство, что нагрузка на судью Веретина Д.И. в среднем по суду не превышает нагрузку других судей.
Особое внимание обращаю на то обстоятельство, что статистические сведения, которые могли быть положены в основу такого вывода, отсутствовали как в материалах (в приложениях) направленного представления № ГС-1/216 от 08.10.2014 года, так и в материалах производства квалификационной коллегии, с которым я ознакомился 31.10.2014 года.
Представляя расчет, коллегия сама себе противоречит.
Так, отражая среднемесячную нагрузку по суду в количестве 108 дел, коллегия указывает, что с 01.01.2014 года по 31.03.2014 года среднемесячная нагрузка на судью Веретина Д.И., специализирующегося на рассмотрении гражданских дел (лист 2 абз. 5) составила 122 административных и 35 гражданских дела (157 дел), а с 01.04.2014 года по 30.09.2014 года нагрузка составила 93 дела (лист 7 абз. 5).
При этом, как установлено в решении (лист 6, абз. 4), дела мне не распределялись с 18.08.2014 года, а в период с 02.06.2014 года по 30.06.2014 года я находился в отпуске.
Согласно сведениям, изложенным в акте проверки наличия судебных дел и документов, находящихся в производстве судьи Веретина Д.И., составленного 24.09.2014 года в мое отсутствие, комиссией в составе заместителя председателя Красносельского районного суда Корнильевой С.А., начальником отдела обеспечения судопроизводства по гражданским делам Купцовой О.И., начальником общего отдела Курышевой Н.А. и утвержденного председателем Красносельского районного суда Санкт-Петеребурга Полывяным В.Г. установлено, что судьей Веретиным Д.И. за период с 01.01.2014 года по 24.09.2014 года рассмотрено 411 гражданских дел (лист 1), в производстве судьи находится 308 нерассмотренных гражданских дел (материалов), 81 иск, не оформленный в качестве дела.
Таким образом, общее количество гражданских дел, принятых в производство, согласно этого документа, который является приложением к представлению № ГС-1/216, составило: 411+308+81=800.
Оснований не доверять этому документу, составленному в столь значимом составе, у квалификационной коллегии отсутствовали.
Вместе с тем, выводы о нагрузке квалификационной коллегией сделаны безосновательно, чем нарушена ч. 2 ст. 19 Положения.
Таким образом, при сведения относительно количества гражданских дел, принятых в производство до 18.08.2014 года, – 800, с учетом 364 рассмотренных за период с 09 января по май 2014 года административных дела, позволяют прийти к выводу о том, что нагрузка за период с 09 января по 18 августа 2014 года значительно превышала среднемесячную, которую коллегия определила в 108 дела, и составила 153 дела.
Расчёт: (800+364/ 7,6 (июль и 18 дней августа) = 153.
Обращаю внимание, что при расчетах во внимание не приняты периоды моего нахождения в отпуске с 17 по 28 февраля 2014 года и с 02 по 27 июля 2014 года, при этом коллегией, установившей, что дела мне не расписываются с 18.08.2014 года, а также то, что с 22 сентября по 03 октября 2014 года я находился в отпуске, расчет произведен по 30.09.2014 года.
Вместе с тем, я подвергаю сомнению также и эти статистические сведения.
По поводу производств, которые были мне преданы и мной рассмотрены в период с 09.01.2014 года по 19.09.2014 года, следует пояснить следующее.
Так как с 09.01.2014 года я стал рассматривать дела, возникающие из публичных правоотношений в рамках производств, закрепленных за коллегией по рассмотрению административных дел, то примерно с конца декабря 2013 года, мне стали расписывать указанные производства. Таким образом, с конца 2013 года на новый период 2014 года мне поступило 112 производств, а так же 9 административных дел и 22 жалобы на постановления мировых судей.
В связи с переходом судьи Петровой А.В. в Санкт-Петербургский городской суд, в конце марта 2014 года мне передано 220 гражданских дел, в том числе, принятых Петровой А.В. в 2013 году.
Итого, с 09.01.2014 года по 31.03.2014 года мной принято к производству 332 гражданских дела (с учетом отпускного периода с 17.02.2014 года по 03.03.2014 года).
В период с 09.01.2014 года по 31.03.2014 года мной рассмотрено 47 гражданских дел (январь – 3, февраль – 4, март – 40) и принято решение по 26 материалам (январь – 7, февраль – 4, март 15), а всего по 73 производствам.
Кроме того, так как в этот период я являлся судьей по рассмотрению дел об административных правонарушениях, то с 09.01.2014 года по 31.03.2014 года мной было принято к производству 258 дела и 64 апелляционных жалоб и жалоб на постановления должностных лиц, а рассмотрено 266 дела (январь – 112, февраль – 42, март – 112), и 67 апелляционных жалоб (январь – 22, февраль – 12, март – 33), а всего решения приняты по 333 производствам.
Таким образом, с 09.01.2014 года по 31.03.2014 года в совокупности мной вынесены решения по 406 производствам.
До 07.04.2014 года ввиду того, что я информировал председателя суда Полывяного В.Г. и его заместителя по гражданским делам Корнильеву С.А. о том, что в моем производстве находится достаточное количество ранее принятых в рамках административной коллегии дел, процессуальные решения, по которым не приняты, гражданские дела мне не расписывались.
В период с 07.04.2014 года по 30.05.2014 года мной принято к производству 13 административных дел (апрель – 5, май – 8).
Ввиду того, что дела из моего производства изъяты в период отпуска и внесены изменения в систему «ГАС Правосудие» я не имею возможности привести статистические сведения поступления производств по гражданским делам в период с 07.04.2014 года по 30.05.2014 года и 30.06.2014 года, с учетом отпуска с 02.06.2014 года по 27.06.2014 года, и в период с 01.07.2014 по 19.09.2014 года (с учетом того, что иски мне не распределялись с 18.08.2014 года и с учетом отпуска с 22.09.2014 года по 03.10.2014 года).
Вместе с тем, в период с 07.04.2014 года по 30.05.2014 года и 30.06.2014 года, с учетом отпуска с 02.06.2014 года по 27.06.2014 года, мной было рассмотрено 150 гражданских дел (апрель – 85, май – 58, 30.06.2014 года – 7), принято решение по 66 материалам (апрель 38, май – 26, июнь – 2): итого 216 производств, рассмотрено 14 административных материала (апрель – 6, май – 8) и 19 апелляционных жалоб (апрель – 16, май – 3) - 33 производства, а всего в совокупности приняты решения по 249 производствам.
В период с 01.07.2014 по 19.09.2014 года мной рассмотрено 204 гражданских дела (июль – 122, август – 49, сентябрь – 33), принято решение по 116 материалам (июль – 99, август – 17): итого в совокупности приняты решения по 320 производствам.
Таким образом, с 09.01.2014 года по 19.09.2014 года мной было принято решение по 406 гражданским делам, по 208 материалам, по 280 делам об административных правонарушениях и 86 апелляционным жалобам и жалобам на постановления должностных лиц мировых судей, а всего по 975 производствам.
Таким образом, с учетом приведенных статистических данных подвергаю сомнению сведения, изложенные представителем председателя Санкт-Петербургского городского суда Полывяным В.Г. в ходе заседания квалификационной коллегии судей относительно поступления в мое производство 663 гражданских дел и материалов (лист 6 протокола абзац 3).
С учетом статистических сведений, представленных мной, приведенная представителем информация является по меньшей мере предположительной.
Вместе с тем, в нарушение ч. 2 ст. 19 Положения представленные сведения положены в основу вынесенного решения (лист 4 абзац 5)
При этом, обращаю внимание, что за период с 09.01.2014 года по 19.09.2014 года (с учетом специализации на рассмотрении гражданских дел с апреля 2014 года, отпускных периодов и срока, необходимого для подготовки гражданских дел) мной рассмотрено 609 гражданских дел и материалов.
Таким образом, остаток нерассмотренных дел, с учетом сведений представленных представителем, составил 54 дела (663-609=54).
Такой остаток нерассмотренных дел гражданского судьи районного суда маловероятен, либо свидетельствует о крайне высоких показателях дел, оконченных производством.
Кроме того, как указано в акте проверки 24.09.2014 года, в производстве судьи Веретина Д.И. находилось не менее 800 гражданских дел.
Отсутствие достоверных сведений о моей нагрузке имеет место в связи с тем, что в период моего отпуска с 22.09.2014 года по 03.10.2014 года из служебного помещения (зал судебного заседания и совещательная комната), занимаемого судьей, изъято не менее 250 подготовленных к принятию решения производств, и распределено другим судьям, имеющим меньшую по сравнению со мной нагрузку, в том числе и заместителю председателя районного суда Корнильевой С.А.
При этом обращаю внимание на недопустимость таких действий, которые противоречат ч. 2 ст. 10 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», согласно которому судья не обязан представлять кому бы то ни было для ознакомления рассмотренные или находящиеся в производстве дела, иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом.
Законных оснований к изъятию дел из моего производства не было.
Считаю, что Квалификационная коллегия не могла руководствоваться непроверенными статистическими данными, изложенными устно председателем районного суда Полывяным В.Г. в ходе заседания коллегии, настаиваю, что в моем производстве находилось не менее 850 гражданских дел и материалов, причем основное количество поступивших производств пришлось на период с середины марта и отпускной период.
При этом обращаю внимание, что на 18.08.2014 года, нагрузка ни одного судьи, специализирующегося на рассмотрении гражданских дел не превышала показателя в 800 дел, лишь на 20.10.2014 года нагрузка двух судей превысила 850 материалов.
Установить точное количество дел, находившихся в моем производстве в этот период, ввиду того, что в систему «ГАС Правосудие» внесены изменения, а производства изъяты в период моего отпуска, возможно только в результате проведения комплексной проверки.
В части процедурных нарушений при рассмотрении представления от 08.10.2014 года № ГС-1/216 отмечу следующие:
1. Копия представления по правилу ч. 4 ст. 28 Положения мне не направлена, 10.10.2014 года в здании Красносельского районного суда Санкт-Петербурга получил для ознакомления копии документов без представления с уведомлением того, что они приложены к представлению;
2. В нарушении ч. 4 ст. 28 Положения извещение о времени и месте заседания в мой адрес не поступило, при этом сведения, изложенные в телефонограмме секретарем квалификационной коллегии о совершенном 10.10.2014 года в 15:00 часов звонке на номер мобильного телефона +7-952-228-31-71, принадлежащий мне, не соответствует действительности и опровергается представленной мной детализацией телефонных звонков за 10.10.2014 года, при этом номер телефона (8-812) 459-59-44, указанный на официальном сайте spe.vkks.ru, не получил отражение в телефонограмме;
3. Частью 4 ст. 28 Положения к извещению о времени и месте заседания предъявлено требование лишь в части срока, необходимого для явки в заседание. По причине отсутствия поступившего в мой адрес извещения по своей инициативе ознакомился с материалами поступившего представления и получил его копию в квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга лишь 15.10.2014 года, тогда как заседание назначено на 17.10.2014 года. Следует обратить внимание, что согласно ч. 2 ст. 15 Положения члены коллегии извещаются секретарем о заседании не позднее, чем за семь дней до его проведения, согласно пункта 5 Положения о квалификационной аттестации судей, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ от 13 мая 1993 года №4960-1 определено, что сроки проведения заседания квалификационной коллегии судей доводятся до судьи не позднее, чем за две недели до его квалификационной аттестации. При таких обстоятельствах считаю, что извещением о проведении заседания квалификационной коллегии, сведения о котором отсутствуют в материалах дела, а также вручение не направленного в мой адрес представления за два дня до заседания, нарушено мое право на возможность своевременного ознакомления с представлением (обращением) и прилагаемыми к нему документами, материалами с целью составления возражений, замечаний и ходатайств о приобщении документов и сведений, опровергающих вмененные нарушения;
4. Неполно отражено ходатайство Веретина Д.И., который с материалами представленного отзыва просил приобщить апелляционное определение рег. № 33-15798/2014 на 2 л., что отражено в приложении к отзыву;
5. В решении о рассмотрении замечаний на протокол заседания квалификационной коллегии города Санкт-Петербурга от 13.11.2014 года (далее по тексту – решение о рассмотрении замечаний от 13.11.2014 года) найден обоснованным п. 3 замечаний, который представлен в редакции «на предложение председательствующего передать копии документов на обозрение представитель: названные мной копии документов находятся в папке, которую я готов передать на обозрение», при этом замечания удовлетворены в редакции: «заменить фразу: «Прошу приобщить к материалам представления копии документов, на которые я ссылался» на фразу «названные мной копии документов находятся в папке, которую я готов передать на обозрение. По результатам открытого обсуждения квалификационная коллегия судей решила: обозреть копии документов, на которые ссылается представитель Санкт-Петербургского городского суда Полывяный В.Г.»
При таких обстоятельствах, удовлетворив правильность пункт 3 замечаний в представленной мной редакции, что видно из резолютивной части решения о рассмотрении замечаний от 13.11.2014 года, протокол в этой части вновь изложен в произвольном виде за пределами представленной мной редакции, что дезавуирует коллегию, лишает замечания, в удовлетворенной редакции, их сути.
Что же касается вопроса обозрения копий документов, то согласно рассмотренных 13.11.2014 года замечаний на протокол, выполнено коллегией, следует отметить отсутствие такой процедуры как в ст. 16, так и в иных статьях Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей, при этом ч. 8 ст. 16 Положения предусмотрено приобщение к рассматриваемому материалу лишь подлинников или заверенных надлежащим образом копии документов, исследованных квалификационной коллегией судей.
При этом обозрение не названо в Положении в качестве способа исследования документов.
Иной подход порождает закономерные вопросы - кто именно из членов коллегии обозрел представленные копии, какие именно и на каком основании?
При этом, как видно из протокола заседания коллегии от 17.10.2014 года, представленные материалы не оглашались.
Что касается открытого обсуждения вопроса относительно необходимости обозрения копий документов, как изложено в решении коллегии от 13.11.2014 года (лист 2 абз. 6), следует наряду с отсутствием такого действия при рассмотрении представления 17.10.2014 года, отметить отсутствие такого процессуального действия в Положении о порядке работы квалификационных коллегий судей.
Согласно ч.5 ст. 16 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей лишь заявленные ходатайства разрешаются по решению квалификационной коллегии судей, при этом ходатайство подлежит удовлетворению, если за это проголосовало более половины членов коллегии, принимавших участие в заседании.
Однако, как правильно указано в решении коллегии от 13.11.2014 года, удостоверившем правильность замечаний на протокол заседания коллегии от 17.10.2014 года, представитель председателя Санкт-Петербургского городского суда, сославшись на наличие у него дополнительных документов (копий) не заявил ходатайство об их приобщении к материалам дела.
При таких обстоятельствах вопрос о приобщении документов на голосование коллегии не ставился.
Таким образом эти документы не могли быть приобщены к рассматриваемому коллегией делу лишь на основании ч.ч. 5, 8 ст. 16 Положения.
Вместе с тем, представленные Полывяным В.Г. материалы (копии) в настоящее время приобщены к рассмотренному коллегией делу в виде приложения, фактически легли в основу выводов о поступлении обоснованных жалоб (лист 3 абз. 11), нагрузки на судью (лист 7 абз. 4-5) и тому подобным, основания к которым отсутствовали в материалах представления.
Обращаю внимание на недопустимость решения от 17.10.2014 года, основанного на материалах, которые не были предметом исследования квалификационной коллегией судей города Санкт-Петербурга.
Ознакомившись с материалами дела 31.10.2014 года, я в своем обращении (вход.№ 705/14 от 31.10.2014 года) на имя председателя квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга Нюхтилиной А.В. выразил категоричное несогласие с приобщением каких-либо документов в виде приложений без указания их наименования и количества.
Внимание председателя квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга Нюхтилиной А.В. также обращено на нарушение ч.8 ст. 16 Положения, равно как и моих прав на ознакомление с такими материалами, копии которых мне не представлены до и в ходе заседания.
Ознакомившись с материалами квалификационной коллегии 13.11.2014 года, я вновь убедился в приобщении копий документов, на которые ссылался представитель Санкт-Петербургского городского суда Полывяный В.Г. в ходе заседания 17.10.2014 года, в виде приложения.
Приобщением этих документов в виде приложения помимо нарушения ч.8 ст. 16 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей, также нарушена инструкция по делопроизводству Квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга, утвержденная решением Квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга от 09.09.2011 года (раздел 3.1 (обработка и регистрация входящих документов), которая в п. 3.1.7 предусматривает обязательную регистрацию поступивших документов; раздел 7.2 (формирование дел), который в п. 7.2.3 предусматривает помещение вместе всех документов, относящихся к разрешенному вопросу вместе с приложениями, указанными в тексте документа (при отсутствии приложений, указанных в тексте документа на документе должна быть запись об их местонахождении), п. 7.2.3 предусматривающий обязанность составления описи, п. 7.2.4, предусматривающий расположение документов в хронологическом порядке).
Такой подход порождает произвольное формирование номенклатуры дела, что недопустимо.
6. Как указано в решении о рассмотрении замечаний от 13.11.2014 года (лист 2 абз. 8) протокол секретарем велся с использованием технического средства (диктофон), при этом звучали ответы на прозвучавшие в заседания вопросы.
Вместе с тем, ни один вопрос члена квалификационной коллегии не отражен в протоколе, тогда как мной в замечаниях представлены ответы на многочисленные вопросы членов коллегии, которые без указания достаточных на то оснований отклонены.
При этом, обращаю внимание, что удостоверив правильность замечаний на протокол заседания коллегии от 17.10.2014 года, согласно которым представитель председателя Санкт-Петербургского городского суда, сославшись на наличие у него дополнительных документов (копий), не заявил ходатайство об их приобщении к материалам дела, коллегия со всей очевидностью должна была исключить из протокола абзацы 2-6 листа 7, которые содержат сведения о заявленном, обсужденном и разрешенном ходатайстве представителя о приобщении копий документов, что указано мной в замечаниях как недостоверные сведения.
При этом, как указано в решении о рассмотрении замечаний от 13.11.2014 года (лист 3 абз. 1), председательствующий и секретарь квалификационной коллегии пришли к выводу о том, что сведения о ходе заседания коллегии отражены в протоколе достоверно, как это имело место в действительности.
При таких обстоятельствах, я в свою очередь прихожу к выводу о прямом и грубом нарушении п. 5 и 8 ст. 16 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей при рассмотрении 17.10.2014 года представления – согласно протокола заседания по результатам открытого обсуждения незаявленного ходатайства, которому предшествовало отсутствие возражений, к материалам дела приобщены копии документов, что в свою очередь является нарушением ч. 8 ст. 16 Положения.
Кроме того со всей очевидностью надлежало найти правильность замечаний в части заявленного судьей Веретиным Д.И. ходатайства в части приобщения апелляционного определения рег. № 33-15798/2014..
Во-первых, представленное для приобщения и последующего оглашения определение является приложением к приобщенному отзыву.
Во-вторых, названное определение фактически приобщено к материалам дела.
Такие примеры со всей очевидностью свидетельствуют о нарушении логики и последовательности в изложении событий, при этом подтверждают недостоверность сведений, изложенных в протоколе заседания квалификационной коллегии.
Такой подход к изложению хода заседания и моих пояснений позволил отразить в протоколе сведения о признании факта несвоевременного изготовления решений, в частности решений по 68 производствам, тогда как в моем выступлении шла речь о несвоевременной сдачи дел в канцелярию.
Последнее, в сою очередь, явилось основанием фактического вменения мне в вину нарушения ст. 199 ГПК РФ при изготовлении решений по 68 делам.
Такой подход к рассмотрению вопроса о привлечении судьи к ответственности является прямым нарушением принципов независимости и несменяемости судьи, установленные, помимо ст. ст. 9. 10 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», ст. 120, ст. 121 Конституции Российской Федерации.
7. В нарушение ч. 6 ст. 16 Положения материалы, представленные мной с отзывом, не оглашались.
Во первых, это видно из протокола, в котором отсутствуют сведения об оглашении представленного мной отзыва с приложением.
Во вторых, – это видно из решения, в котором ни один из представленных мной доводов не нашёл отражение и оценку.
8. После заслушивания моего объяснения материалы, содержащиеся в представлении и иные представленные материалы, не оглашались и не исследовались, чем нарушена ч. 10 ст. 16 Положения.
Во первых, это видно из протокола, в котором отсутствуют сведения об исследовании материалов.
Во вторых, – это видно из решения, в котором отсутствует ссылки на исследованные в ходе заседания материалы, помимо анализа доводов представления (лист 1, последний абзац, лист 2 абзац 9, лист 4 абзац 14, лист 7 абзац 7 и 8), которое найдено обоснованным, и общих ссылок на «имеющиеся материалы», «представленные доказательства» (лист 1, последний абзац, лист 3абзац 8, лист 7 абзац 7 и 8, лист 8 абзац 8)
9. После заключения председателя совета судей Санкт-Петербурга Волковой Е.И., поддержавшей доводы представления, и в нарушение ч. 10 ст. 16 Положения мне не предоставлено право заключительного выступления, что в свою очередь влечет нарушение ч. 11 ст. 16 Положения и могло сказаться на вынесенном решении.
10. Предписание статьи 23 Федерального закона Российской Федерации от 14 марта 2002 года № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» и Положения о проведении тайного голосования при вынесении решения по результатам рассмотрения вопроса о досрочном прекращении полномочий судьи квалификационной коллегией судей соблюдено не было.
Так, согласно ч. 4 ст. 18 Положения результаты голосования (число голосов, поданных «за» или «против») по вопросу досрочного прекращения полномочий судьи на основании ч. 1, 5 ст. 12.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» с использованием бюллетеней по форме согласно приложениям 1 отражаются в протоколе результатов голосования по форме согласно приложения 2 Положения, при этом протокол результатов голосования подписывается всеми членами коллегии, принимавшими участие в голосовании, и приобщается к материалам соответствующего производства. После завершения процедуры голосования и оформления его итогов бюллетени, недействительными из которых считаются те, по которым невозможно определить волеизъявление членов коллегии, помещаются в конверт, который запечатывается и скрепляется подписью председательствующего. Конверт приобщается к материалам соответствующего производства.
Согласно протокола заседания квалификационной коллегии судей от 17 октября 2014 года, решение о досрочном прекращении полномочий судьи принято по результатам совещания (лист 10 абзац 7), то есть открытого голосования, при этом на момент ознакомления с материалами дела 31.10.2014 года, представленному для обозрения по заявлению от 21.10.2014 года, в материалах дела отсутствовал конверт с бюллетенями голосования.
10.11.2014 года на мое ходатайство (вход.№ 708/14 от 10.11.2014 года) относительно представления на обозрение конверта с бюллетенями и протокола тайного голосования, которые согласно абз. 3 и 4 п. 4 ст. 18 Положения, должны быть приобщены к материалам соответствующего производства, секретарь квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга сослалась на невозможность представить названные документы, в подтверждение чего представила справку.
Немаловажным является то обстоятельство, что 10.11.2014 года при представлении названного ходатайства я информировал председателя квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга о том, что при ознакомлении 31.10.2014 года с материалами дела протокол тайного голосования и конверт с бюллетенями отсутствовали.
Кроме справки секретаря квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга, самостоятельно разрешившей мое ходатайство 10.11.2014 года при подаче, ответа на обращение, равно как и извещения об ознакомлении с этими материалами в мой адрес не поступило.
Вместе с тем, в справке сотрудник канцелярии сослался на приобщение названных документов к материалам представления, однако эти документы в соответствующем производстве отсутствовали, не внесены в опись документов в качестве приложения, также в материалах дела и описи отсутствовал протокол результатов голосования.
При таких обстоятельствах ссылка в решении (лист 9 абзац 2) на проведение тайного голосования, соблюдение ст. 18 Положения, предусматривающей как тайное, так и открытое голосование, не является подтверждением соблюдения процедуры, предусмотренной ч. 4 ст. 18 Положения.
При этом, протокол результатов голосования отсутствовал в материалах соответствующего производства на 13.11.2014 года, что является препятствием к проверке итогов голосования ввиду отсутствия сведений о недействительных бюллетенях, количественного определения волеизъявление членов коллегии.
Кроме того, в нарушение инструкция по делопроизводству Квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга, утвержденная решением Квалификационной коллегии судей города Санкт-Петербурга от 09.09.2011 года (пункт 7.2.3, предусматривающий помещение вместе всех документов, относящихся к разрешенному вопросу вместе с приложениями, указанными в тексте документа (при отсутствии приложений, указанных в тексте документа на документе должна быть запись об их местонахождении), п. 7.2.3 предусматривающий обязанность составления описи, пункт 7.2.4, предусматривающий расположение документов внутри дела в хронологическом порядке, пункт 7.3.3, предусматривающий сшивку и нумерацию конвертов с вложениями) протокол и конверт с бюллетенями тайного голосования на дату ознакомления с делом 13.11.2014 года не сформированы в дело и не внесены в опись.
11. Частью 1 статьи 12.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», которая приведена в основу принятого решения, н
Это мое личное мнение и оценочное суждение.
Заянгиров Н.В. 2014-04-19 14:21
Для искоренения коррупции в судебной системе РФ необходимо уволить всех действующих судей на всех рангах и ввести избирательную систему правосудия.
Если судья окажется мошенником, то ему нужно отрубить правую руку. После наказания оставить судью у власти судить дальше пока не наступит факт для отсечения левой руки. Право решать вопрос о том что судья мошенник или честный человек нужно дать президенту РФ, Совету Федерации и Государственной Думе РФ. Также судья должен поступать и с коррупционными чиновниками. Все должно быть как у пауков в банке и никаких увольнений по болезни или пьянке. Судья должен сидеть на своем месте пожизненно. Ордена, медали, деньги и привилегии выдавать по количеству рук. Одной много не взять, а без рук одни проблемы.Тогда в России будет полная демократия, потому что воруют только чиновники и судьи.
Это мое личное мнение и оценочное суждение.