Мировой судья Руев Олег Семенович - сплошной подлог и фальсификация!

Отправитель: lion Опубликовано: 2015-01-29 Просмотров: 1946
С 27.01.2014 по 01.12.2014 в судебном участке №2 города Покрова Петушинского района Владимирской области происходило судоразбирательство по моему уголовному делу под председательством судьи Руева О.С., который во всех судебных заседаниях вел себя грубо, оскорбительно, высокомерно, агрессивно позиционировал своей судебной властью, высказывал постоянные угрозы в мой адрес о применении властных репрессий и других злоупотреблений властью в отношении меня и свидетелей, с целью принудить меня к отказу от выдвинутых против Фадеева И.Ю. обвинений. Постоянно вводил меня и свидетелей в заблуждение и дезориентировал в отношении прав, свобод и законных интересов участников судопроизводства, резко и грубо обращался с участниками процесса со стороны обвинения, а особенно со мной. Всячески потворствовал стороне защиты, занял откровенную оправдательную позицию в отношении Фадеева И.Ю. Извращал все факты и обстоятельства дела. Манкировал доказательствами и извратил протоколы судебных заседаний, подгоняя их заранее под вынесение оправдательного приговора, позволял себе унизительные и оскорбительные высказывания в мой адрес. Оказывал на меня, а также на свидетелей со стороны обвинения давление, склоняя меня и свидетелей к отказу от первоначальных показаний, постоянно пытался запутать в даче показаний, задавал наводящие вопросы свидетелям, подсказывая «правильный» ответ, препятствовал мне в общении с адвокатом и моими представителями, немотивированно ограничивал мои показания и свидетельствующих в мою пользу свидетелей, агрессивно торопил с ответами, и открыто демонстрировал пренебрежение к свидетельствующим в мою пользу показаниям, постоянно прерывая, ухмыляясь и другим образом демонстрируя свою брезгливость и предвзятость. Сроки судоразбирательства затягивались судьей , и рассмотрения постоянно откладывались под разными причинами. Многие мои жалобы ,ходатайства ,заявления не были рассмотрены по существу. Между заседаниями судья открыто общался в своем кабинете с обвиняемым Фадеевым и его адвокатом Борисовым.
Оправдательный приговор составлен с грубым нарушением закона и прав Беляевой И.В., т.к. утверждения о невиновности Фадеева И.Ю. были подробно и акцентированно изложены судом в самом начале описательной части приговора (еще до того, как суд исследовал доказательства) – т.е. судья Руев О.С.,. не стал даже имитировать формальное судебное следствие, на основании которого он, якобы, пришел к осознанию невиновности Фадеева, а сразу с самого начала приговора заявил в утвердительной форме о его невиновности, как, якобы, отправного факта приговора. А потом лишь подгонял и манкировал доказательствами и предположениями, пытаясь подтвердить это свое первичное оправдательное утверждение. А также иным образом нарушал Закон о статусе судей, Кодекс судейской этики, общепринятые нормы морали, обязанности при отправлении правосудия, правила поведения при исполнении служебных обязанностей, допускал процессуальные нарушения УПК РФ.
Данные действия и злоупотребления властью, совершенные судьей Руевым О.С., являются совершенно недопустимыми.
По поводу всего вышеизложенного в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 мая 2007 г. № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» (по состоянию на 21.05.2010 г. в ред. Постановления Пленума ВС РФ № 11 от 20.05.2010) указано: «п. 2.По смыслу статьи 12.1 Закона РоссийскойФедерации "О статусе судей в Российской Федерации" под дисциплинарным проступком, влекущим дисциплинарное взыскание в виде предупреждения или досрочного прекращения полномочий судьи, следует понимать не только нарушение норм названного Закона и положений Кодекса судейской этики, но и нарушение общепринятых норм морали, обязанностей при отправлении правосудия, правил поведения при исполнении иных служебных обязанностей и во внеслужебной деятельности.
П. 8. При осуществлении правосудия следует соблюдать требования процессуального законодательства о порядке, сроках подготовки и назначения судебных заседаний.
Несовместимы с требованиями закона и профессиональной этики назначение в судах первой инстанции рассмотрения нескольких дел на одно и то же время, а также безосновательные отложения рассмотрения дел, в том числе в связи с их ненадлежащей подготовкой к судебному разбирательству.
Эти и подобные им нарушения умаляют авторитет судебной власти
п. 10. Судье при исполнении полномочий по отправлению правосудия следует соблюдать культуру поведения в процессе. Недопустимы резкое или грубое обращение судьи с участниками процесса.
Судья не должен проявлять высокомерия. Ему следует избирать вежливый и спокойный тон ведения судебного процесса, быть сдержанным, тактичным, с уважением, пониманием и терпением относиться к участникам судебного разбирательства и иным лицам, присутствующим в судебном заседании. Некорректное поведение граждан в здании суда или в судебном заседании не освобождает судью от обязанности быть тактичным, объективным и справедливым в отношении этих граждан.
п. 12. Необходимо постоянно улучшать качество составления судебных документов, в частности, решений и приговоров судов первой инстанции, приговоров и постановлений судов апелляционной инстанции, определений судов кассационной инстанции, определений и постановлений судов надзорной инстанции. Внимательность и аккуратность при изготовлении актов правосудия свидетельствуют об ответственном отношении судьи к своей работе, о стремлении к надлежащему осуществлению своих должностных обязанностей.
Судебные акты должны быть точными, понятными, убедительными и объективными по содержанию, не допускающими неясностей при исполнении. Немотивированные и неубедительные, небрежно составленные судебные акты, содержащие искажения имеющих значение для дела обстоятельств, порождают сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности судей.
П.13. Сроки рассмотрения дел неразрывно связаны с правом на справедливое судебное разбирательство. В связи с этим неотъемлемой составляющей частью профессиональной этики судьи является соблюдение установленных законом процессуальных сроков рассмотрения судебных дел, жалоб и заявлений.
Нарушение судьями без уважительных причин процессуальных сроков по делам свидетельствует о пренебрежении ими служебными обязанностями и судейской этикой.

п. 17. Принцип неприкосновенности частной жизни закреплен в Конституции Российской Федерации (статья 23) и распространяется на всех граждан Российской Федерации. Вместе с тем в силу осуществления судьями публично-правовых функций судебной власти законодатель предъявляет повышенные требования к соблюдению ими морально-этических норм в частной жизни, которая относится к внеслужебным отношениям. Эти ограничения судья налагает на себя добровольно при наделении его полномочиями судьи.
В связи с этим судья должен избегать в частной жизни отношений, которые могут умалить авторитет судебной власти, честь и достоинство судьи, вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.
. Судье в любых ситуациях следует вести себя рассудительно, тактично, сдержанно. Находясь в общественном месте либо общаясь с гражданами, а также сотрудниками различных организаций, судья не должен без необходимости акцентировать внимание на своем должностном положении.
п. 19. Обратить внимание судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций на необходимость реагирования на факты грубого нарушения судьями нижестоящих судов норм законодательства, Кодекса судейской этики путем вынесения частных определений (постановлений)».
Таким образом, судья Руев О.С. грубо и умышленно нарушил Закон о статусе судей, Кодекс судейской этики, общепринятые нормы морали, обязанности при отправлении правосудия и правила поведения при исполнении служебных обязанностей.

При производстве по иску потерпевшей Беляевой И.В. о привлечении к уголовной ответственности Фадеева И.Ю, судьей Руевым О.С. неоднократно нарушались нормы процессуального права, что ущемляет права истца, а именно:

Так, согласно Статьи 231 УПК РФ. «Назначение судебного заседания
4. Стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.»
В постановлении о назначении судебного заседания от 10.02.2014 (л.д. 60) судья Руев указывает, что подсудимый Фадеев ознакомлен с материалами дела, потерпевшему и подсудимому разъяснена возможность примирения, примирение между сторонами не достигнуто, судебное заседание назначено на 19.02.2014 на 11.30. В то же время в материалах дела имеется заявление Фадеева на ознакомление с материалами дела от 11.02.2014!!! (л.д. 62), что не соответствует постановлению судьи от 10.02.2014. Также, Беляева не была своевременно извещена о дате и времени судебного заседания. 19.02.2014 приблизительно около 11.00 судья Руев позвонил на мобильный телефон Беляевой и сообщил, что у него сейчас находится Фадеев и нужно подойти в судебное заседание, на что Беляева ответила, что находится в настоящее время во Владимире, о судебном заседании ее заранее не предупреждали, поэтому просит перенести заседание (л.д. 63). Заседание было перенесено на 20.02.2014 на 14.30. Однако в протоколе судебного заседания от 19.02.2014 (л.д. 77) судья Руев указывает, что частный обвинитель (потерпевшая) в судебное заседание не явилась, извещена, что не соответствует действительности. Кроме того, с подсудимым потерпевшая Беляева встретилась впервые после написания заявления только лишь 05.03.2014 в судебном заседании, соответственно никаких вопросов о примирении сторон судом до этого не рассматривалось и не могло быть рассмотрено.
В заседание 22.04.2014 мной, Беляевой И.В., было представлено несколько схем помещения, в котором происходил конфликт. На одной из схем я указала расположение участников конфликта 25.07.2013. На других схемах это месторасположение указывали подсудимый Фадеев И.Ю. и свидетель Степанавичуте О.С. Степанавичуте также указала свое месторасположение, из которого было ясно, что она не могла видеть все происходящее, так как находилась за стенкой, вне зоны прямой видимости. Однако, после моего последующего ознакомления с материалами дела оказалось, что в деле присутствует только одна схема с моими отметками, другие схемы, свидетельствующие о ложных показаниях свидетеля Степанавичуте, бесследно исчезли. Таким образом, судьей намеренно были изъяты из дела важные доказательства, а протокол заседания был сфальсифицирован.
Судье Руеву потерпевшей Беляевой устно неоднократно заявлялось ходатайство о запросе от судмедэксперта Шишкова, осуществлявшего первичный осмотр потерпевшей 26.07.2013, протокола осмотра и освидетельствования, составленного с использованием специальных бланков установленной формы, с соблюдением требований ст. 166 и 167, а также ст. 180 УПК. Протокол осмотра должен был содержать более полную картину нанесенных потерпевшей Фадеевым повреждений. К тому же под этим документом она ставила свою подпись, в отличие от акта СМО. Однако данное ходатайство так и не было удовлетворено судьей Руевым и не было занесено в протокол заседания. На допросе судмедэксперт Шишков подтвердил, что для использования диагноза, поставленного врачом Кошкиной при составлении заключения, ему достаточно диплома врача и сертификата на специальность. И тот и другой документ у Кошкиной имелись, однако судья не приобщил к материалам дела бессрочный сертификат (удостоверение) Кошкиной по специальности неврология, несмотря на ходатайство об этом Беляевой И.В.
Беляева не отказывалась отвечать на вопрос адвоката Борисова «уточните, когда, куда, сколько раз и чем наносились ей удары?», поскольку такого вопроса Борисовым не задавалось. Данный факт был указан в замечаниях на протокол судебного заседания от 26.11.2014. Однако, судьей эти замечания на протокол не были приняты, как и все остальные замечания на этот протокол. При попытке потерпевшей огласить свои показания, данные ранее, судьей в грубой форме ей в этом было отказано в нарушение Статьи 281 п.4 УПК РФ «Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля» «Заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями части второй статьи 11 настоящего Кодекса.»
При заявлении потерпевшей ходатайства о приобщении распоряжения о недопуске Песковацкова в магазины ООО «Продторг», где стояла подпись Фадеева, в материалы дела судьей в этом было отказано.
Уже после подачи искового заявления мировому судье Руеву, Беляева обращалась к нему с просьбой сделать запрос в органы полиции о предоставлении акта первичного СМО с целью приобщения его в качестве доказательства к материалам дела, на что Руев в грубой форме заявил, что он никакого запроса делать не будет, «вам надо – вы идите и забирайте».
На одном из последних заседаний адвокатом обвиняемого Борисовым оказывалось давление на свидетеля Кошкину с целью, чтобы она отказалась от своих первоначальных показаний, а также от поставленного диагноза, задавались наводящие вопросы. Такие же наводящие вопросы задавались Кошкиной и самим судьей Руевым после просмотра видеозаписи: «если бы Вы увидели видеозапись до обращения к Вам больной поставили бы вы диагноз сотрясение головного мозга?»
Из материалов дела не ясно, каким образом в суде появилась видеозапись, которую судья принимает как одно из доказательств. Ни потерпевшая, ни ее представители эту видеозапись не предоставляли. Видеокамера с жестким диском с момента ее изъятия как вещдока участковым Гавриловым, а именно 25.07.2013, находилась до 09.10.2013 до направления ее на товароведческую экспертизу в неизвестном месте, экспертиза камеры была проведена только 08.04.2014, а 10.04.2014 видеокамера была возвращена с заключением эксперта органам полиции. С 10.04.2014 видеокамера до конца июля также находилась в распоряжении сотрудников полиции и не выдавалась владельцу. 30.07.2014 по звонку камеру в судебное заседание доставил участковый Галичев. В это же заседание в качестве специалиста был вызван Попов Е.Т., которому под протокол участниками процесса и судьей задавались вопросы относительно возможности получения видеозаписи. Специалист попытался включить камеру, однако это ему не удалось, так как на камере были оборваны шлейфы. Судья принял решение отложить судебное заседание до 12.08.2014, изъять жесткий диск из камеры на хранение, а камеру передать специалисту для приобретения за его (специалиста) счет шлейфов и их замены. 12.08.2014 прибывший в судебное заседание Попов вновь попытался получить с камеры видеоизображение, но после установки жесткого диска в видеокамеру, на которой были заменены специалистом шлейфы, это также не представилось возможным, так как видеокамера по прежнему не работала. По указанию судьи диск был извлечен специалистом из видеокамеры и приобщен судом к материалам дела. В то же самое время в протоколах судебных заседаний от 30.07.2014 и 12.08.2014 отсутствует полное упоминание о присутствии в суде специалиста Попова, о его показаниях, а также о том, кто производил все действия с видеокамерой в нарушение Статьи 270 УПК РФ «Председательствующий разъясняет специалисту его права и ответственность, предусмотренные статьей 58 настоящего Кодекса, о чем специалист дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.»
В то же время в протоколе от 30.07.2014 со ссылкой на Статью 285 УПК РФ указывается, что судья огласил письменные материалы дела, далее идет их перечень. В действительности судья не оглашал никаких материалов в данном судебном заседании, тем самым нарушив эту самую на Статью 285 УПК РФ,а также внес недостоверные сведения об этом в протокол заседания.
Стороной потерпевшей 12.08.2014 было заявлено устное ходатайство о направлении жесткого диска за свой счет в организацию г. Москвы, которая в течение суток могла бы получить всю необходимую информацию с жесткого диска. Однако судьей было отказано в удовлетворении ходатайства, а диск был направлен на экспертизу во Владимир. Сама экспертиза заняла несколько месяцев, что существенно затянуло процесс, в результате в суд поступили 12 видеофайлов от 25.07.2014. Копии видеозаписей были предоставлены обеим сторонам, однако в протоколе это не нашло своего отражения.
В ходе судебного заседаний судья зачастую не давал по просьбе потерпевшей ей слова, а когда все же давал, то постоянно грубо прерывал ее, не давая возможность высказаться. Также судья Руев делал непозволительные высказывания в адрес потерпевшей, называя ее «больной», позволял себе насмехаться над тем, что потерпевшая не могла художественно изобразить схему помещения, где все происходило, несмотря на «наличие высшего образования». Судья делал постоянные замечания потерпевшей и ее представителям за реплики с места, кричал на нее. В то же время аналогичное поведение адвоката противной стороны Борисова оставалось судьей незамеченным, ни одного замечания ему сделано не было. Не делались судьей замечания и не выносились предупреждения и секретарю судебного заседания Кузнецовой, постоянно вмешивающейся в процесс и высказывающей в заседании свое отношение к участникам процесса. Так, например, секретарь, обращаясь к потерпевшей, произнесла : «Вы хотите его (Фадеева) посадить, а у него дети». Считаю такое поведение секретаря недопустимым и нарушающим УПК. Однако, судьей эти нарушения остались незамеченными. В то же время, когда на одном из заседаний представитель потерпевшей Песковацков шепотом общался со своей доверительницей Беляевой, судья удалил представителя из зала суда. На другом заседании судья Руев уже удалил саму потерпевшую. После этого представитель потерпевшей Песковацков попытался пересесть к адвокату потерпевшей Костромову. Судья Руев в грубой форме потребовал от Песковацкова прекратить вести видеозапись, хотя тот естественно никакой видеозаписи не вел, в руках у него был мобильный телефон, используемый в качестве диктофона для аудиозаписи судебного заседания, о чем Руеву неоднократно сообщалось перед началом заседаний. После удаления судьей потерпевшей и грубого поведения судьи в отношении ее представителя, Песковацков самостоятельно покинул зал судебного заседания, произнеся, что это его «уже задолбало». Однако, в протоколе судебного заседания, который велся секретарем и утверждался судьей, позже было записано, что представитель потерпевшей нецензурно выражался и был за это удален, а потерпевшая якобы сама покинула зал заседаний. Считаю действия судьи недопустимыми, направленными на ущемление прав одной из сторон, а последующая фальсификация протокола явилась попыткой скрыть эти нарушения со стороны судьи. Таким образом, на протяжении всего процесса судьей нарушалась Статья 244 УПК РФ «Равенство прав сторон» «В судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в пунктах 1 - 6 части первой статьи 299 настоящего Кодекса, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.»
В ходе судебных заседаний судья допускал нетактичные высказывания в адрес свидетеля, врача-невролога Кошкиной с 35-ти летним стажем, сравнивая ее квалификацию с квалификацией своей жены, фельдшера скорой помощи, которая не может ставить диагнозы и назначать лечение. По мнению судьи такого права не было и у врача Кошкиной. Своим давлением на свидетеля судья Руев в одном из заседаний довел ее до слез, пытаясь заставить ее отказаться от поставленного ей ранее диагноза.
Судья Руев на протяжении всего процесса неоднократно высказывал в грубой форме свое неудовольствие тем, что стороной обвинения ведется аудиозапись заседаний, несмотря на то, что УПК данные действия не запрещены. Таким образом судьей нарушалась Статья 241 п.5 УПК «Гласность». «Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись». Делалось это с целью заставить сторону потерпевшей отказаться от ведения аудиозаписей, чтобы потом нельзя было сравнить аудиозапись и протоколы судебных заседаний, которые заведомо подгонялись под оправдательный приговор.
При подаче апелляционной жалобы на приговор судьи Руева секретарь Кузнецова потребовала еще копии для всех лиц участвующих в деле, т.е. обвиняемому Фадееву, его адвокату Борисову и адвокату потерпевшей Костромову, в противном случае заявила, что оставит жалобу без движения. При этом она сослалась на закон, какой правда не уточнила, потом на какую-то неведомую инструкцию. Когда представитель потерпевшей Песковацков обратился к судье Руеву за разъяснениями, на каком основании требуют дополнительные копии., тот также сослался на закон. Его попросили показать этот закон, что он сделать не смог. В то же время согласно законодательства, ст. 389.6 УПК РФ не содержит требования представлять с жалобой копии для всех участников. Напротив, в соответствии со ст. 389.7 УПК РФ именно на суд возложена обязанность извещения лиц о принесенных жалобах и направления копии жалобы. Поэтому достаточно принести апелляционную жалобу по уголовному делу в одном экземпляре. Судья Руев пообещал изучить УПК и разобраться. Указанное обстоятельство также свидетельствует о недостаточной компетенции судьи.


В соответствии с позицией Европейского суда по правам человека, выраженного в его решениях, сама манера поведения судьи при рассмотрении дела может свидетельствовать о недостаточной справедливости и беспристрастности судьи. Не должно быть даже малейшей возможности сомневаться в беспристрастности суда.
Изложенные мной основания дают повод сомневаться в беспристрастности и объективности судьи Руева при рассмотрении уголовного дела.
Все вышеперечисленные факты прямо или косвенно указывают на многочисленные процессуальные нарушения со стороны судьи Руева, возможно в силу либо халатности и недисциплинированности, либо некомпетентности, либо предвзятости, либо всего вместе. При этом также неоднократно нарушался принцип равноправия сторон в суде, судья последовательно ущемлял права потерпевшей, и его действия вызывают сомнения как в квалификации председательствующего судьи, так и в его беспристрастности. Указанные нарушения носили системный характер.
Процессуальные нарушения, допущенные судьей Руевым О.С. противоречат основным декларированным законодателем принципам правосудия о независимости судей, равенстве всех перед законом и судом, равноправии и состязательности сторон и законности рассмотрения дел в суде.
С данными действиями мирового судьи Руева согласиться нельзя, поскольку они не только противоречат основным декларированным законодателем принципам правосудия о независимости судей, равенстве всех перед законом и судом, равноправии и состязательности сторон и законности рассмотрения дел в суде, но и затрудняют осуществление справедливого и беспристрастного правосудия, подрывают веру граждан и юридических лиц в проведение улучшающих судебную систему Российской Федерации реформ, которая стремиться и прогрессирует к европейским стандартам.
«Наличие или отсутствие беспристрастности, применительно к п.1 ст.6 Конвенции, должно устанавливаться путем субъективной оценки, то есть на основании личных убеждений и поведенческих особенностей конкретного судьи в конкретном случае, а так же с помощью объективного подхода, то есть определения, обеспечивал ли этот судья процессуальные гарантии, достаточные для того, что бы исключить любое законное сомнение в этом отношении». Постановление Европейского Суда по правам человека — Ferrantelli et Santangelo, абз. 56.
«Судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы, в том числе и запрещающие ограничение в доступе к правосудию для граждан и юридических лиц. Судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности».
(Выдержки из ФЗ «О статусе судей в РФ» — Статья 3. Требования, предъявляемые к судье).

Комментировать

Для того чтобы оставить комментарий вам нужно зарегистрироваться или войти под своим логином и паролем

Комментарии

Нет комментариев